Что делать если неизвестен адрес ответчика

В практике правоприменения нередко возникают существенные проблемы в регулировании отношений, решение которых основывается на их анализе с точки зрения конституционных гарантий личности.

Одной из таких проблем является реализация права на судебную защиту лица, право которого нарушено, в условиях отсутствия у него сведений о месте жительства ответчика (в том числе и последнего известного места жительства), а также отсутствия сведений о месте нахождения его имущества. То есть, речь идет о ситуации, когда адрес ответчика неизвестен. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации в действующей редакции не содержит норм, определяющих территориальную подсудность споров в такой ситуации, что отрицательно сказывается на возможности реализации права на обращение в суд в соответствии со статьей 3 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Обращение в суд с целью защиты прав становится невозможным, когда в такой ситуации нельзя применить правила о договорной, исключительной, альтернативной подсудности.

Данная проблема в меньшей степени актуальна для современного арбитражного процесса в связи с ведением реестров юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, доступ к сведениям которых открыт. Извещение ответчика по юридическому адресу, указанному в реестре, является надлежащим вне зависимости от его фактического места нахождения.

Предъявляя иск в суд общей юрисдикции, граждане могут испытывать трудности при реализации своего права на судебную защиту. Данная проблема обусловлена тем, что граждане, выступая участниками гражданского оборота, зачастую менее осмотрительны в выборе контрагента. Информация, необходимая для предъявления в дальнейшем иска, зачастую при заключении сделки от контрагента не истребуется. Этому также способствует распространенная практика заключения сделок между гражданами в устной форме. Кроме того, в отношении данной информации действует режим защиты персональных данных, что делает невозможным получение данной информации гражданином самостоятельно.

Содержащиеся в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации правовые конструкции не решают данную проблему. Положения статей 118, 119, 120, а также статья 50, устанавливающая случаи назначения адвоката в качестве представителя, применимы на последующих стадиях после возбуждения гражданского дела (Определение Свердловского областного суда от 16.09.2008 по делу N 33-6409/2008), однако основные трудности гражданин испытывает именно на стадии возбуждения.

Предъявление иска без указания адреса ответчика является одновременно основанием для оставления искового заявления без движения в соответствии с пунктом 3 части 2 статьи 131 и статьи 136, а также и для возвращения искового заявления в связи с неподсудностью в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 135 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Именно такие доводы, как правило, приводит суд в соответствующих определениях. В обоих случаях гражданское дело не возбуждено, а значит, не могут рассматриваться ходатайства истца о запросе сведений о месте жительства ответчика из Федеральной миграционной службы и других источников.

В практике данная проблема зачастую решается указанием в исковом заявлении произвольного адреса ответчика, предъявлении иска в соответствии с указанным адресом, а впоследствии заявлением ходатайства о запросе сведений о месте жительства после возбуждения гражданского дела и передаче дела по подсудности при получении данных сведений. Однако очевидно, что такие действия не допустимы с позиции закона и являются злоупотреблением правом. Закон не может ставить гражданина в такое положение, при котором реализация его права возможна исключительно через злоупотребление.

Очевидно, что в данном случае лицо, право которого нарушено, претерпевает ограничения его конституционного права на судебную защиту вследствие отсутствия механизма правового регулирования данных отношений.

В соответствии с положениями части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, закрепленные статьей 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации право каждого на судебную защиту его прав и свобод выступают гарантией в отношении всех других конституционных прав и свобод и не подлежат ограничению.

Кроме того, пунктом 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от «31» октября 1995 года № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» разъяснено, что в соответствии со статьей 18 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

Статьей 15 Конституции Российской Федерации закреплено прямое действие норм на всей территории Российской Федерации, а статья 18 закрепляет положение, согласно которому права гражданина являются непосредственно действующими.

Однако судами данные основополагающие положения игнорируются, причем необходимо заметить, что игнорируются не безосновательно. Провозглашение прямого действия Конституции Российской Федерации и прав граждан не решают вопрос относительно механизма их реализации и не устраняют неопределенность относительно территориальной подсудности обсуждаемых в настоящей статье споров.

Очевидно, что преодолеть данную проблему возможно только путем устранения пробела в законодательстве, путем принятия норм о территориальной подсудности таких споров. Уменьшение защищенности персональных данных граждан не может являться средством решения проблемы.

Данный механизм должен быть максимально конкретизирован, чтобы избежать также злоупотреблений процессуальными правами со стороны истца. В связи с этим, учитывая отсутствие данных об ответчике на стадии возбуждения гражданского дела, наиболее оптимальным решением будет являться принятие нормы о подсудности таких дел суду по месту жительства истца.

Стоит заметить, что подсудность в соответствии с предлагаемым положением не может быть отнесена к какому-либо виду территориальной подсудности, выделяемых в науке в настоящее время, так как она имеет иные цели и предназначение. Отличия состоят в том, что она является промежуточной подсудностью, не создается непосредственно для рассмотрения дела по существу данным судом, а ее основное предназначение заключается том, чтобы истец мог реализовать свое право на судебную защиту посредством предъявления иска и получения сведений об ответчике после возбуждения гражданского дела, а в последующем – направления дела возбудившим его судом по подсудности в соответствии с полученными сведениями.

Кроме принятия данной нормы, требуется изменение ряда действующих норм, в частности пункта 3 части 2 статьи 132 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, требующей указание в исковом заявлении адреса ответчика; части 1 статьи 33 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в которой необходимо оговорить исключение в виде введенного правила о промежуточной подсудности и другие.

Также необходимо предусмотреть порядок и сроки направления судом запросов о месте жительства ответчика, вопрос о необходимости проведения в данном случае судебного заседания, назначения ответчику адвоката, сроки передачи дела по подсудности после получения сведений о месте жительства.

Кроме того, такие изменения потребуют введения федеральным законом ответственности за предъявление необоснованных исков с целью получения персональных данных граждан.

Таким образом, предлагаемые положения обеспечат возможность реализации права на судебную защиту граждан, у которых отсутствуют необходимые для предъявления иска сведения об ответчике, не нарушая при этом равнозначное право на судебную защиту ответчика и обеспечивая его надлежащее извещение о рассмотрении судебного спора по существу.

Справка по результатам анализа практики рассмотрения гражданских дел по спорам об определении места жительства детей при раздельном проживании родителей, рассмотренных в 2011 году.

В 2011 году в производство судей Ленинского районного суда г. Оренбурга поступило 19 исков указанной категории. Из них 2 исковых заявления были возвращены заявителям, определения о возврате исковых заявлений не обжаловались. Окончено производством за указанный период 15 гражданских дел данной категории. Из них 6 исков были удовлетворены, производство по 4 делам было прекращено (по трем – в связи с заключением сторонами мирового соглашения, по одному – в связи с отказом истца от иска), два иска были оставлены без рассмотрения, три дела – переданы на рассмотрение в другие суды по подсудности. За 2011 год дела данной категории в кассационном и надзорном порядке не обжаловались. Два гражданских дела данной категории, принятых к производству в 2011 году не были окончены на конец года и были перерегистрированы на 2012 год.

Анализ гражданских дел по искам об определении места жительства детей при раздельном проживании родителей, рассмотренных в 2011 году, показал следующее.

1. Подсудность по делам данной категории определялась судьями в соответствии со ст. 28 ГПК РФ, по месту жительства ответчика. Однако, в случаях, когда вместе с требованием об определении места жительства ребенка истцом заявлялись и требования о лишении ответчика родительских прав и взыскании алиментов, и при соответствующем ходатайстве самого истца, подсудность определялась в соответствии с ч. 3 ст. 29 ГПК РФ, по месту жительства истца.

Так, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Д. к К. об определении места жительства ребенка и взыскании алиментов, суд установил, что ответчица проживает в Республике Башкортостан. При разрешении вопроса о передаче дела по подсудности представитель истца возражала против передачи дела по подсудности по месту жительства ответчика, просила передать дело в Центральный районный суд г. Оренбурга по месту жительства истца, поскольку истцом заявлены требования и о взыскании алиментов. За истцом остается право выбора предъявления иска. Истец поддержал своего представителя и просил передать дело в суд по его месту жительства. Учитывая, что Д. заявлены требования о взыскании алиментов, а следовательно дело может быть рассмотрено по выбору истца, в том числе по месту его жительства, суд определил передать дело по подсудности в Центральный районный суд г. Оренбурга, по месту жительства истца.

2. При решении вопроса об определении места жительства ребенка суд всегда учитывает все обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора. Материальное положение сторон не является решающим фактором, принимаемым судом во внимание при рассмотрении таких споров.

Например, при рассмотрении иска Т. к С. о расторжении брака, ответчиком был заявлен встречный иск об определении места жительства ребенка, в котором он просил определить место жительства ребенка с отцом. Изучая обстоятельства данного дела, суд установил: проведенные обследования жилищно-бытовых условий сторон показали что истица (мать ребенка) проживает с ребенком в однокомнатной квартире, в которой имеется все необходимое для быта, отдыха, спортивных занятий ребенка, ее доход составляет 12 000 рублей в месяц плюс алименты в размере 2 500 рублей. Ответчик же имеет ежемесячный доход свыше 17 000 рублей, проживает в двухкомнатной квартире, однако в данной квартире не созданы условия для жизнедеятельности и развития ребенка. При разрешении данного спора судом были также учтены следующие обстоятельства: возраст ребенка (4 года 10 месяцев); привязанность ребенка в силу малолетнего возраста к матери, с которой он проживает совместно с самого рождения; необходимость обеспечения эмоционального комфорта и психологической безопасности для ребенка и наличие по месту жительства матери ребенка условий для его жизнедеятельности и развития. Решением суда от 2 июня 2011 года исковые требования Т.. о расторжении брака были удовлетворены, в удовлетворении встречных исковых требований С. об определении места жительства ребенка – отказано.

3. Случаев, когда на момент рассмотрения дела ребенок проживал с одним из родителей, а решением суда его место жительства было определено с другим родителем, в суде за 2011 год не было.

4. Иные родственники в суд с требованиями об определении места жительства ребенка с ними в 2011 году не обращались.

5. При рассмотрении дел об определении места жительства ребенка суд учитывает мнение ребенка, достигшего 10-летнего возраста. При этом в протоколе судебного заседания, как правило, отражается присутствие педагога при опросе несовершеннолетнего, удаление из зала судебного заседания его родителей. Мнение органа опеки и попечительства по вопросу целесообразности опроса несовершеннолетнего выясняется и учитывается. Вместе с тем органы опеки и попечительства в заключениях не ссылаются на мнение детей, не достигших возраста 10 лет, в судебных заседаниях дети, не достигшие этого возраста, также не опрашиваются.

6. Судом при рассмотрении дел данной категории всегда запрашиваются заключения органов опеки и попечительства и акты обследования места жительства. При этом в случаях, когда истцы в исковых заявлениях указывают органы опеки в качестве третьего лица по делу, суд также устанавливает их процессуальное положение в качестве третьих лиц. Когда же органы опеки привлекаются к рассмотрению дела судом, это производится на основании ст. 47 ГПК РФ (как орган местного самоуправления для дачи заключения). Органы опеки и попечительства в случаях, когда личное участие представителя в процессе невозможно, направляют в суд ходатайства о рассмотрении дела в отсутствие представителя. В 2011 году случаев, когда суд принял решение, противоположное заключению органа опеки, не было. Немотивированных заключений от органов опеки за указанный период не поступало. Однако, необходимо отметить, что представляемые заключения являются очень сжатыми по содержанию, в них отсутствуют сведения о выяснении органами опеки и попечительства мнения ребенка по вопросу определения места его проживания.

7. При рассмотрении дел об определении места жительства ребенка в 2011 году было проведено одно психологическое исследование, однако до настоящего момента рассмотрение данного дела не окончено.

8. За указанные период случаев обращения другого родителя со встречным иском о лишении родительских прав не было.

9. При заключении мирового соглашения условиями, как правило, являются проживание ребенка с одной из сторон и обязанность данной стороны не чинить препятствия в общении с ребенком другой стороне. В 2011 году судом было утверждено три мировых соглашения, заключенных сторонами по искам об определении места жительства ребенка. По двум из этих соглашений условия были идентичны описанным выше, по одному – единственным условием было проживание ребенка с одним из родителей. Интересно также, что по всем трем мировым соглашениям стороны определили место проживания ребенка с отцом. Во всех трех случаях при утверждении мирового соглашения учитывалось мнение органов опеки, присутствовавших в судебном заседании. Мировых соглашений по искам об определении места жительства детей, достигших 10-лестнего возраста, в 2011 году судом не утверждалось.

10. Случаев повторных обращений в суд для определения места жительства детей в связи с изменением обстоятельств в 2011 году не было.

11. В судебных заседаниях по спорам об определении места жительства ребенка как правило участвуют оба родителя. В отличие от исков о лишении родительских прав, такие споры возникают в ситуациях, когда оба родителя заинтересованы в исходе дела, что и обуславливает их стабильную явку.

12. Рассматривая иски об определении места жительства детей, суд всегда руководствуется интересами ребенка. Бывают случаи, когда решение об определении места жительства ребенка с отцом наиболее полно отвечает интересам несовершеннолетнего, обеспечивает его потребности в воспитании и развитии.

Так суд принял решение об определении места жительства несовершеннолетнего Ф.А., 14 января 1997 года рождения, с отцом Ф. Основаниями для вынесения данного решения послужили следующие обстоятельства: у ребенка не складываются отношения с матерью и старшим братом, мать ругает его без причины, оказывает психологическое давление. Ф.А. старается больше времени проводить с истцом, в его семье, где для него созданы все условия для нормального психического и физического развития. Ответчица Ш. не возражала против удовлетворения требований, пояснила суду, что она любит своего ребенка, хочет, чтобы он проживал с ней, но если он хочет жить с отцом, она препятствовать не будет. Ф.А. очень любит отца, после расставания истца и ответчицы звонил отцу и просился к нему. В последнее время Ф.А. стал неуправляемым, ничем заниматься не хочет, учится плохо. Ш. предлагала нанять репетиторов, но мальчик отказался. Со старшим братом Ф.А. не ладит. С весны Ф.А. стал часто общаться с отцом и переехал к нему. Опрошенный в судебном заседании Ф.А. в присутствии социального педагога В., пояснил, что живет с отцом около 1,5 месяцев. До этого жил с мамой и братом. С отцом три года не общался, так как мама не позволяла. С мамой и братом отношения плохие, они постоянно ссорятся. С отцом и его женой отношения хорошие. Хочет жить с отцом. На основании изложенного, исходя из интересов несовершеннолетнего Ф.А., с учетом заключения Управления образования администрации города Оренбурга, учитывая согласие матери ребенка, мнение самого ребенка, а также того факта, что ребенок в настоящее время фактически проживает с отцом, суд пришел к выводу, что требования Ф. об определении места жительства ребенка Ф.А. с ним подлежат удовлетворению.

Необходимо отметить, что решения об определении места жительства детей с отцом принимаются в основном в отношении детей, достигших 10-летнего возраста. Несовершеннолетних младшего возраста и малолетних детей практически всегда оставляют жить с матерью ввиду их малого возраста и эмоционально-психологической привязанности к матери.

13. Случаев, когда при рассмотрении исков указанной категории, оба родителя признавались неспособными обеспечить надлежащее воспитание и развитие ребенка, в 2011 году не было.

14. Как отмечалось в ответе на вопрос № 3, случаев, когда на момент рассмотрения дела ребенок проживал с одним из родителей, а решением суда его место жительства было определено с другим родителем, в суде за 2011 год не было. Таким образом, необходимости указывать в резолютивной части решения на обязанность передать ребенка другому родителю не возникало.

15. Частных постановлений при рассмотрении дел данной категории судьями Ленинского районного суда г. Оренбурга в 2011 году не выносилось.

16. В 2011 году был случай обращения в суд для получения исполнительного листа по делу об определении места жительства ребенка. Исполнительный лист был выдан на руки П., стороне, с которой согласно утвержденного судом мирового соглашения, определено проживание ребенка.

17. В 2011 году обращений о разъяснении решений суда об определении места жительства ребенка в суд не поступало.

18. Обращений с заявлениями о привлечении к ответственности за неисполнение решений суда по делам данной категории в 2011 году в Ленинский районный суд г. Оренбурга также не поступало.

Конкурсный управляющий фирмы «Ойл медиа» решил взыскать 2,7 млн руб. с Оксаны Кудрявцевой*. По его данным, ей на счет без всяких оснований перевели деньги, указав в назначении платежа «договор процентного займа». Претензия с требованием объяснить правомерность займа или вернуть деньги не помогла – делом занялся суд.

Практика Процесс на паузе: когда стоит отложить заседание

Первая инстанция отказала заявителю, но в апелляции по делу, удовлетворив исковые требования, приняли новое решение. Но ответчица оспорила результат рассмотрения дела. Оказалось, что суд первой инстанции направлял ей извещения по адресу, по которому она уже не проживала и не была прописана – причем эти сведения суд запрашивал и получал.

Апелляция знала о фактическом проживании ответчицы в Звенигороде, однако официальных сведений о регистрации не дождалась – были получены лишь сведения о выписке. Судьи приняли решение рассмотреть дело в отсутствие Кудрявцевой. Они исходили из того, что у судебной корреспонденции, которая была направлена по последнему месту жительства женщины, истек срок хранения, а установить ее место жительства невозможно: направленные в МВД запросы о регистрации остались без исполнения.

Карточки Пять ошибок в извещениях: как их исправил Верховный суд

Однако коллегия по гражданским спорам Верховного суда под председательством судьи Сергея Асташова такой подход не оценила (дело № 35-КГ18-9). Если по адресу места жительства гражданин фактически не проживает, то извещение можно направить на работу, напомнила коллегия. При этом участник процесса считается извещенным о времени и месте судебного заседания надлежащим образом, когда повестка направлена по месту жительства стороны или указанному адресу, а у суда имеется доказательство, подтверждающее, что адресат получил уведомление. Если же участник дела не извещен, разбирательство надо отложить.

Апелляционному суду было известно, что на момент рассмотрения дела Кудрявцева не проживала по прежним адресам – тем не менее именно туда направлялись повестки, указал ВС. Существует ст. 19 ГК, которая, если место пребывания ответчика неизвестно, позволяет рассмотреть дело по его месту жительства после того, как соответствующие сведения поступят в суд. Но в данном случае эту норму применить нельзя, заключила коллегия по гражданским спорам: ведь суду было известно, что ответчица проживает в Звенигороде, но дело рассмотрели, не дожидаясь подтверждения из МВД.

Уведомления, подтвердил ВС, не было: судебные извещения в Звенигород не направлялись, а о суде Кудрявцева узнала, только когда с ее счета списали деньги по исполнительному производству. Суд же фактически знал о ненадлежащем уведомлении ответчицы, но все равно рассмотрел дело. Гражданская коллегия направила дело на новое рассмотрение в апелляцию (пока не рассмотрено).

* – имена участников процесса изменены редакцией.

  • Верховный суд РФ

Верховный Суд Удмуртской Республики (Удмуртская Республика) — Гражданское Суть спора: О взыскании страхового возмещения (выплат) Судья Габдрахманов А.Р. Дело № 33-2078/2015

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:
председательствующего судьи
Костенковой С.П.,
судей
Нургалиева Э.В., Дубовцева Д.Н.,
при секретаре
Утробине А.С.,
рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Ижевске Удмуртской Республики 27 мая 2015 года гражданское дело по частной жалобе Истец на определение судьи Октябрьского районного суда Удмуртской Республики от ДД.ММ.ГГГГ (с учетом исправленной описки), которым отказано в принятии искового заявления Истец к филиалу общества с ограниченной ответственностью «» о взыскании страхового возмещения, процентов за пользование чужими денежными средствами, компенсации морального вреда.
Заслушав доклад судьи Дубовцева Д.Н., Судебная коллегия
У С Т А Н О В И Л А:
Истец обратился в суд с иском к филиалу ООО «» о взыскании страхового возмещения, процентов за пользование чужими денежными средствами, компенсации морального вреда.
Оспариваемым определением судьи в принятии искового заявления отказано, в связи с тем, что иск предъявлен к филиалу организации, который не является юридическим лицом и не может выступать ответчиком в суде.
В частной жалобе Истец просит определение судьи отменить, направить заявление в Октябрьский районный суд УР для принятия к производству, указывая на отсутствие оснований для отказа в принятии иска. По мнению автора жалобы, иск к филиалу предъявлен обоснованно, поскольку договор добровольного страхования заключен с филиалом ООО «».
В соответствии с ч. 3 ст. 333 ГПК Российской Федерации частная жалоба рассмотрена без извещения участвующих в деле лиц.
Изучив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в частной жалобе, выслушав стороны, Судебная коллегия находит определение судьи подлежащим отмене по следующим основаниям.
В соответствии со ст. 28 ГПК Российской Федерации иск к организации предъявляется в суд по месту нахождения организации.
По смыслу положений ст. 48, 49 ГК Российской Федерации приобретать от своего имени и осуществлять гражданские права и нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде может организация, признаваемая юридическим лицом.
В соответствии со ст. 55 ГК Российской Федерации филиал является обособленным подразделением юридического лица, правоспособностью юридического лица не обладает. Филиалы наделяются имуществом создавшим их юридическим лицом и действуют на основании утвержденных им положений.
Из анализа правовых норм следует, что филиалы организаций не являются юридическими лицами, не обладают процессуальной правоспособностью и дееспособностью, в связи с чем не могут быть ответчиками в суде.
Поскольку предъявление требований непосредственно к филиалу юридического лица не предусмотрено действующим законодательством, вывод судьи о том, что иск не может быть предъявлен к филиалу, обоснованный.
Суждения автора частной жалобы относительно возможности предъявления исковых требований к филиалу юридического лица основаны на неправильном субъективном толковании норм права.
Вместе с тем, Судебная коллегия не может согласиться с выводом судьи об отказе в принятии иска по указанному выше основанию.В соответствии с ч. 1 ст. 134 ГПК Российской Федерации судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если:
1) заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке; заявление предъявлено в защиту прав, свобод или законных интересов другого лица государственным органом, органом местного самоуправления, организацией или гражданином, которым настоящим Кодексом или другими федеральными законами не предоставлено такое право; в заявлении, поданном от своего имени, оспариваются акты, которые не затрагивают права, свободы или законные интересы заявителя;
2) имеется вступившее в законную силу решение суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям или определение суда о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска или утверждением мирового соглашения сторон;
3) имеется ставшее обязательным для сторон и принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение третейского суда, за исключением случаев, если суд отказал в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.
Приведенный перечень оснований отказа в принятии иска является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.
Таким образом, указание в качестве ответчика непосредственно филиала ООО «» не является основанием для отказа в принятии искового заявления.
Обращение Истец в суд с исковым заявлением к филиалу, без указания ответчика юридического лица и места его нахождения, является основанием для оставления искового заявления без движения на основании ст.136 ГПК Российской Федерации, с предоставлением Истец разумного срока для исправления недостатков.
При этом, реализация заявителем права на предъявление иска к организации по месту нахождения его филиала или представительства, что предусмотрено правилами подсудности ( ч.2 ст.29 ГПК РФ), не освобождает истца от необходимости выполнения требований ст.131 ГПК Российской Федерации о форме и содержании искового заявления.
Учитывая изложенное, у судьи не имелось правовых оснований для отказа в принятии иска по указанному основанию.
При таких обстоятельствах оспариваемое определение нельзя признать законным и обоснованным, в связи с чем оно подлежит отмене, а исковое заявление с приложенными материалами направлению в суд первой инстанции для его рассмотрения со стадии принятия к производству.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 334 ГПК Российской Федерации, Судебная коллегия
О П Р Е Д Е Л И Л А:
определение судьи Октябрьского районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от ДД.ММ.ГГГГ отменить.
Исковое заявление Истец с приложенными материалами направить в тот же суд для рассмотрения со стадии принятия к производству.
Председательствующий Костенкова С.П.
Судьи Нургалиев Э.В.
Дубовцев Д.Н.

Суд:

Верховный Суд Удмуртской Республики (Удмуртская Республика)

Истцы:

Каткова Г.Н.

Ответчики:

ООО «Росгосстрах»