Бюллетень верховного суда СССР

Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. N 3
«О судебной практике по делам о взяточничестве»

ГАРАНТ:

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 настоящее постановление признано не действующим на территории РФ

Обсудив судебную практику по делам о взяточничестве, Пленум Верховного Суда СССР отмечает, что в обстановке проникновения коррупции в различные сферы жизни опасность этого негативного явления значительно возрастает. Посягая на нормальную деятельность государственных учреждений и общественных организаций, взяточничество подрывает их авторитет, дискредитирует органы Советской власти, ведет к нарушениям принципа социальной справедливости. Особую опасность представляют случаи получения взяток должностными лицами, действующими по предварительному сговору с расхитителями государственного и общественного имущества, валютчиками, спекулянтами и другими преступниками, создающие систему подкупов и круговой поруки.

В связи с этим значительно повышаются требования к судам по неуклонному исполнению законодательства при рассмотрении дел данной категории.

В целях правильного и единообразного применения законодательства, предусматривающего ответственность за взяточничество, Пленум Верховного Суда СССР постановляет:

1. Выполняя требования закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела, суды должны устанавливать должностное положение лиц, обвиняемых в получении взятки, действительную роль каждого из них в совершении преступления, наличие квалифицирующих обстоятельств получения, дачи взятки или посредничества во взяточничестве.

2. Добиваясь последовательного осуществления принципа неотвратимости ответственности, необходимо выяснять, приняты ли органами предварительного следствия меры по выявлению всех участников преступления и всех эпизодов преступной деятельности обвиняемых, законно ли освобождены от уголовной ответственности взяткодатели, установлены ли источники приобретения ими ценностей, переданных в качестве взятки, правильно ли разделены уголовные дела либо выделены материалы в отдельное производство.

В случае незаконного отказа в возбуждении либо необоснованного прекращения дела в отношении взяткодателя суд обязан сам возбудить такое дело.

Судам следует иметь в виду, что раздельное рассмотрение дел в отношении взяткодателя и взяткополучателя допустимо в тех случаях, когда это не отразится на всесторонности, полноте и объективности исследования и разрешения дела.

3. В силу закона уголовной ответственности за получение взятки подлежат только работники, постоянно или временно исполняющие в государственных, кооперативных, общественных и иных предприятиях, учреждениях и организациях обязанности должностного лица.

Субъектом этого преступления следует признавать и тех должностных лиц, которые хотя и не обладали полномочиями для выполнения в интересах взяткодателя соответствующих действий, но в силу своего должностного положения могли за взятку принять меры к совершению этих действий другими должностными лицами.

4. Предметом взятки могут быть деньги, ценные бумаги, материальные ценности, а также оказываемые безвозмездно, но подлежащие оплате услуги (например, предоставление санаторных и туристических путевок, проездных билетов; производство ремонтных, реставрационных, строительных и других работ).

5. Суд должен выяснить и отразить в приговоре, за выполнение или невыполнение каких действий в интересах взяткодателя должностным лицом получена взятка. При этом необходимо иметь в виду, что ответственность за взяточничество наступает независимо от того, когда вручена взятка — до или после совершения действия или бездействия, выполнены ли какие-либо действия в интересах взяткодателя.

Получение должностным лицом денежных средств или иных ценностей от подчиненных или подконтрольных ему лиц за покровительство или попустительство по службе, за благоприятное решение вопросов, входящих в его компетенцию, должно рассматриваться как получение взятки.

Действия виновных должны признаваться дачей и получением взятки и в тех случаях, когда условия получения ценностей или услуг хотя специально и не оговариваются, но участники преступления сознают, что взятка вручается с целью удовлетворения интересов взяткодателя.

6. Дача взятки, получение взятки и посредничество во взяточничестве считаются оконченными с момента принятия должностным лицом хотя бы части взятки. В случаях, когда предлагаемая взятка не принята, действия взяткодателя следует квалифицировать как покушение на дачу взятки, а посредника — как покушение на посредничество. Если же обусловленная взятка не была получена по обстоятельствам, не зависящим от воли взяткополучателя, содеянное им должно квалифицироваться как покушение на получение взятки.

7. Действия лица, давшего взятку за получение каких-либо преимуществ для государственных или общественных организаций, должны квалифицироваться по ст. 174 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик, а при наличии оснований — по совокупности с другими преступлениями (хищение, злоупотребление служебным положением и др.).

Должностное лицо, предложившее подчиненному ему по службе работнику добиваться желаемого действия или бездействия путем дачи взятки другому должностному лицу, несет ответственность как взяткодатель, а работник, договорившийся о выполнении за взятку обусловленных действий и вручивший взятку, должен нести ответственность как соучастник дачи взятки. Если же он лишь передает взятку, зная о характере поручения, его действия подлежат квалификации как посредничество во взяточничестве.

8. Судам необходимо отграничивать посредничество во взяточничестве от дачи и получения взятки, учитывая, что посредником является лицо, которое, действуя по поручению взяткодателя или взяткополучателя, непосредственно передает предмет взятки. При этом для квалификации действий посредника по ст. 174.1 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик не имеет значения, получил ли он от взяткодателя либо взяткополучателя вознаграждение за посредничество.

Лицо, которое организует дачу или получение взятки, подстрекает к этому либо является пособником дачи или получения взятки и одновременно выполняет посреднические функции, несет ответственность за соучастие в даче или получении взятки. При этом вопрос о квалификации действий соучастника должен решаться с учетом направленности его умысла, исходя из того, в чьих интересах, на чьей стороне и по чьей инициативе — взяткодателя или взяткополучателя — он действует. В этих случаях дополнительной квалификации по ст. 174.1 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик не требуется.

9. Взятку надлежит считать полученной по предварительному сговору группой лиц, если в нем участвовало два и более должностных лиц, заранее договорившихся о совместном совершении данного преступления. Преступление должно признаваться оконченным с момента принятия взятки хотя бы одним из должностных лиц. При этом не имеет значения, сознавал ли взяткодатель, что в получении взятки участвует несколько должностных лиц.

При получении взятки по предварительному сговору группой лиц ее размер определяется общей стоимостью полученных ценностей и услуг, а при взыскании в доход государства неосновательно приобретенного следует исходить из денежной суммы или размера материальной выгоды, полученной каждым взяткополучателем.

Должностное лицо, получившее без предварительной договоренности с другим должностным лицом взятку, а затем передавшее последнему в интересах взяткодателя часть полученного, несет ответственность по совокупности преступлений за получение и дачу взятки.

10. Квалификация получения взятки, дачи взятки или посредничества во взяточничестве по признаку неоднократности предполагает совершение одного и того же преступления не менее двух раз, если не истек срок давности привлечения к уголовной ответственности.

Одновременное получение должностным лицом взятки от нескольких лиц, если в интересах каждого взяткодателя совершается отдельное действие, следует квалифицировать как преступление, совершенное неоднократно.

Дача либо получение взятки в несколько приемов за выполнение или невыполнение действий, обеспечивающих наступление желаемого для взяткодателя результата, а равно дача взятки группе должностных лиц, совершающих преступление по предварительному сговору между собой, не может рассматриваться как преступление, совершенное неоднократно.

11. Вымогательство означает требование должностным лицом взятки под угрозой совершения действий, которые могут причинить ущерб законным интересам взяткодателя, либо умышленное поставление последнего в такие условия, при которых он вынужден дать взятку с целью предотвращения вредных последствий для его правоохраняемых интересов.

12. Имея в виду, что от размера взятки зависит квалификация преступления, любой предмет взятки должен получить денежную оценку на основании государственных розничных цен, расценок или тарифов за услуги, а при их отсутствии — на основании заключения экспертов. Если незаконное вознаграждение в крупном или особо крупном размере получено частями, но эти действия представляют собой эпизоды одного продолжаемого преступления, содеянное должно квалифицироваться как получение взятки соответственно в крупном или особо крупном размере.

13. Вопрос об ответственном положении должностного лица, обвиняемого в получении взятки, должен решаться судом с учетом занимаемой этим лицом должности, важности осуществляемых им служебных обязанностей и функций, прав и полномочий, которыми оно наделено, а также характера организации, в которой работает виновный.

В случае признания виновного должностным лицом, занимающим ответственное положение, суд должен привести в приговоре мотивы, по которым он пришел к выводу о наличии данного квалифицирующего признака.

14. Ранее осуждавшимся за взяточничество следует считать лицо, в отношении которого имеется вступивший в законную силу приговор о получении или даче взятки либо посредничестве во взяточничестве, если судимость за данное преступление не погашена и не снята в установленном законом порядке.

15. Преступление, подпадающее под признаки, предусмотренные чч. 2 и 3 ст. 173 УК РСФСР и соответствующими статьями УК других союзных республик (например, получение взятки неоднократно, лицом, ранее осуждавшимся за взяточничество), следует квалифицировать лишь по ч. 3 данной статьи УК. При этом в описательной части приговора должны быть указаны все квалифицирующие признаки деяния.

16. Квалифицирующие признаки, характеризующие повышенную общественную опасность преступления (вымогательство, крупный или особо крупный размер взятки, ответственное должностное положение взяткополучателя), должны вменяться в вину и соучастникам получения взятки, если эти обстоятельства охватывались их умыслом.

Вместе с тем при квалификации действий соучастников преступления не должны учитываться такие обстоятельства, которые характеризуют личность других соучастников деяния (неоднократность получения, дачи взяток, посредничество во взяточничестве, судимость за взяточничество).

17. Ответственность за дачу и получение взятки не исключает одновременного привлечения к уголовной ответственности за действия, хотя и связанные со взяточничеством, но образующие самостоятельное преступление: злоупотребление служебным положением, соучастие в хищении государственного или общественного имущества (например, получение в качестве взятки имущества, похищенного по подстрекательству взяткополучателя) и т. п. В таких случаях содеянное необходимо квалифицировать по совокупности преступлений.

18. Если лицо получает от взяткодателя деньги или иные ценности якобы для передачи должностному лицу в качестве взятки и, не намереваясь этого сделать, присваивает их, содеянное должно квалифицироваться как мошенничество. Когда же в целях завладения ценностями взяткодатель склоняется им к даче взятки, то действия виновного помимо мошенничества должны дополнительно квалифицироваться как подстрекательство к даче взятки. Действия взяткодателя в таких случаях подлежат квалификации как покушение на дачу взятки. При этом не имеет значения, называлось ли конкретное должностное лицо, которому предполагалось передать взятку.

19. По смыслу закона при добровольном заявлении о совершении преступления от уголовной ответственности освобождаются не только взяткодатели, но и их соучастники.

Заявление о даче взятки (устное или письменное), поданное в милицию, прокурору, суд либо в иной государственный орган, должно признаваться добровольным независимо от мотивов, которыми руководствовался заявитель. Не может признаваться добровольным заявление, сделанное в связи с тем, что о даче взятки стало известно органам власти.

20. Освобождение взяткодателя от уголовной ответственности по мотивам вымогательства взятки или добровольного заявления о даче взятки (примечание к ст. 174 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик) не означает отсутствия в действиях этих лиц состава преступления. Поэтому они не могут признаваться потерпевшими и не вправе претендовать на возвращение им ценностей, переданных в виде взятки.

Поскольку добровольное заявление о даче взятки одновременно является и заявлением о получении взятки должностным лицом, суды должны обращать внимание, разъяснена ли заявителю в соответствии со ст. 110 УПК РСФСР и соответствующими статьями УПК других союзных республик ответственность за заведомо ложный донос. Если будет установлена заведомая ложность заявления, то суд должен принять меры для привлечения заявителя к законной ответственности.

21. Изъятые деньги и другие ценности, являющиеся предметом взятки и признанные вещественными доказательствами, подлежат обращению в доход государства на основании п. 4 ст. 86 УПК РСФСР и соответствующих статей УПК других союзных республик.

Если деньги или иные ценности, переданные в виде взятки, не обнаружены, неосновательно приобретенное взыскивается судом в доход государства (ст. 473 ГК РСФСР и соответствующие статьи ГК других союзных республик).

22. При рассмотрении дел о взяточничестве суды должны строго соблюдать требования закона об индивидуализации наказания, с тем чтобы исключить случаи назначения виновным в получении и даче взятки, а также в посредничестве во взяточничестве как необоснованно мягких, так и несоразмерно содеянному суровых мер наказания. При этом необходимо неуклонно соблюдать требования закона о применении конфискации имущества в качестве дополнительной меры наказания за получение взятки и квалифицированное посредничество во взяточничестве. Неприменение в таких случаях конфискации имущества допускается лишь по основаниям, указанным в ст. 37 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик.

В соответствии со ст. 26 Основ уголовного законодательства судам необходимо обсуждать вопрос о применении к осужденным взяткополучателям дополнительной меры наказания в виде лишения права занимать определенные должности либо заниматься определенной деятельностью.

23. При рассмотрении дел о взяточничестве суды обязаны выявлять причины и условия, способствовавшие совершению этих преступлений, и частными определениями требовать их устранения от соответствующих руководителей государственных и общественных организаций. При этом следует обращать особое внимание на факты волокиты, бюрократизма, протекционизма, бесконтрольной передачи должностными лицами своих прав другим работникам, реагировать на случаи бездействия правоохранительных органов в связи с сигналами о взяточничестве либо ущемлении прав и законных интересов граждан.

Судам следует периодически обобщать судебную практику по делам о взяточничестве, своевременно выявлять и устранять ошибки, допускаемые при рассмотрении дел этой категории.

24. В связи с принятием настоящего постановления признать утратившим силу постановление Пленума Верховного Суда СССР «О судебной практике по делам о взяточничестве» от 23 сентября 1977 г. N 16 с изменениями, внесенными постановлением Пленума от 26 апреля 1984 г. N 7.

ББК 67.711.48

Н.А. Дудко

Право обвиняемого на суд присяжных: действие уголовно-процессуального закона в пространстве

N.A. Dudko

The Right of the Defendant to Jury: Action of Criminal Procedural Law in Space

На основе общетеоретических положений и судебной практики рассматриваются проблемы действия уголовно-процессуального закона в пространстве при реализации права обвиняемого на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей.

Ключевые слова: суд присяжных, права обвиняемого, уголовно-процессуальный закон, действие закона в пространстве.

Общее правило действия уголовно-процессуального закона в пространстве состоит в том, что в соответствии с УПК РФ производство по уголовному делу ведется на всей территории Российской Федерации (ч. 1 ст. 2 УПК РФ). Применительно к суду присяжных необходимо уточнение этого правила. В соответствии с нормами УПК РФ, регламентирующими производство в суде с участием присяжных заседателей, производство по уголовному делу ведется только на территории того субъекта Российской Федерации, в котором создан и действует суд присяжных. Это обусловлено поэтапным введением суда присяжных в субъектах РФ: с 1 ноября 1993 г. — в 5 субъектах РФ, с 1 января 1994 г. — в 4 субъектах РФ, с 1 января 2003 г. — в 60 субъектах РФ, с 1 июля 2003 г. — в 14 субъектах РФ, с 1 января 2004 г. — в 5 субъектах РФ, с 1 января 2010 г. — в Чеченской Республике.

Изучение судебной практики позволяет сделать вывод о том, что проблемы применения уголовнопроцессуального закона в пространстве при производстве по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей, возникали при определении территориальной подсудности уголовных дел суду присяжных. Именно территориальная подсудность взаимосвязана с поэтапным введением суда присяжных. «Территориальная подсудность уголовных дел связана с распределением рассмотрения дел не по звеньям судебной системы, а по территории, на которую распространяется юрисдикция конкретного суда» .

В ст. 420 УПК РСФСР было закреплено, что рассмотрение дел с участием коллегии присяжных заседателей осуществляется в судах и территориях,

Key words: jury, rights of the defendant, criminal procedural law, territorial operation of law.

определяемых Верховным Советом РФ. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ выявила ошибки по определению подсудности уголовных дел суду присяжных, когда дело, подсудное нескольким одноименным судам, постановлением судьи направлялось для рассмотрения в тот из судов, в котором имеется суд присяжных. При этом судьи не учитывали, что, в соответствии с ч. 3 ст. 42 УПК РСФСР, в таких случаях дело должно рассматриваться тем судом, в районе деятельности которого закончено предварительное следствие или дознание по делу .

А.П. Шурыгин, председатель Кассационной палаты Верховного суда, отмечал, что «в областные (краевые) суды регионов РФ, не входящие в зону действия судов присяжных, поступают многочисленные ходатайства обвиняемых о рассмотрении их дел судами с участием присяжных заседателей» .

Больше всего таких ходатайств было заявлено с просьбой передать дело из Московского городского суда в Московский областной суд, который был полномочен рассматривать дела с участием присяжных заседателей, например, по делам: Т., И., Ш. и других, обвиняемых в совершении нескольких убийств в Москве и в Московской области ; Б., обвиняемого в покушении на убийство на территории Москвы и убийства на территории Московской области ; Гр. и Г., обвиняемых в бандитизме, умышленном убийстве, покушении на умышленное убийство, разбое, совершенных в Москве, приготовительных действиях к убийству на территории Подмосковья .

Подобные ходатайства заявлены и в других регионах, где не был создан суд присяжных: в Республике

ПРАВО

Татарстан по делу С. и других, обвиняемых по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ ; в Санкт-Петербурге .

Лишь по некоторым делам Верховный суд РФ признал, что обвиняемые имеют право на удовлетворение их ходатайств о суде присяжных и передал дела на рассмотрение в Московский областной суд. Свое решение Верховный суд РФ обосновал тем, что в этих делах преступления, за которые предусмотрена исключительная мера наказания в виде смертной казни, совершены на территории Московской области, и поэтому в силу ст. 20 Конституции РФ должны быть подсудны суду присяжных .

Ходатайства обвиняемых о рассмотрении дела судом присяжных, заявленные в регионах, где не был создан суд присяжных, отклонялись со ссылкой на Постановление Верховного Совета РФ от 16 июля 1993 г. «О порядке введения в действие Закона РФ «О внесении изменений и дополнений в Закон РФ «О судоустройстве РСФСР», УПК РСФСР, УК РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях”» и ст. 6 раздела второго «Заключительные и переходные положения» Конституции РФ. Постановление от 16 июля 1993 г. ввело суд присяжных поэтапно только в девяти регионах России. Заключительные и переходные положения Конституции РФ разрешали сохранять прежний порядок судебного разбирательства до введения в действие федерального закона, устанавливающего порядок рассмотрения дел судом с участием присяжных заседателей. Верховный суд РФ признал законным и обоснованным отклонение подобных ходатайств обвиняемых.

Одновременно Верховный суд РФ обсудил предложения решить эту проблему путем передачи дел из регионов, где нет суда присяжных, в суды регионов, где существует такая форма судопроизводства, и счел эти предложения неприемлемыми по нескольким основаниям. Во-первых, с юридической точки зрения это противоречит Конституции РФ. Во-вторых, с экономической и организационной точек зрения передача дел увеличит сроки рассмотрения, осложнит этапирование подсудимых, потребует больших финансовых затрат и массу организационных мероприятий. В-третьих, суды девяти регионов физически не смогут рассмотреть такое количество дел. Позицию Верховного суда по этому вопросу изложил председатель Кассационной палаты А.П. Шурыгин в статье «За пять лет суд присяжных дошел до девяти регионов» .

Вопрос о территориальной подсудности при заявлении обвиняемым ходатайства о суде присяжных неоднократно был предметом рассмотрения и в Конституционном суде РФ. Так, Конституционный суд РФ рассматривал запросы Московского городского суда, направлявшего дело по обвинению Гущина и Гришина, а также дело по обвинению Перепелицы

и других в Верховный суд РФ для решения вопроса

о рассмотрении их судом присяжных; жалобу гражданина Гризака, осужденного Московским городским судом; жалобу гражданина Филатова, осужденного Верховным судом Удмуртской Республики; жалобу гражданина Ковалева, осужденного Приморским краевым судом; жалобу гражданина Чернышева, осужденного Приморским краевым судом; жалобу гражданина Пелагейченко, осужденного Камчатским областным судом; жалобу гражданина Козлова, осужденного Нижегородским областным судом; жалобу гражданина Лященко, осужденного Ярославским областным судом . В перечисленных запросах и жалобах содержались просьбы проверить конституционность положений ст. 41, 42, 420, 421 УПК РСФСР, а также Постановления Верховного Совета РФ от 16 июля 1993 г. «О порядке введения в действие Закона РФ «»О внесении изменений и дополнений в Закон РФ «О судоустройстве РСФСР», УПК РСФСР, УК РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях”» и ФЗ от 18 декабря 2001 г. «О введении в действие УПК РФ», регламентирующие вопросы территориальной подсудности уголовных дел суду присяжных. Эти положения, по мнению заявителей, служат основанием для отказа гражданину, обвиняемому в преступлении, за совершение которого в качестве меры наказания уголовным законом установлена смертная казнь, в праве на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей в случаях, если такие суды на соответствующих территориях не созданы, и тем самым нарушают положения ч. 2 ст. 20 Конституции РФ.

В Постановлении от 2 февраля 1999 г. №3-П Конституционный суд РФ указал следующее: «… передача дел Верховным судом Российской Федерации из одного суда в другой в порядке ст. 44 УПК РСФСР может осуществляться лишь в рамках судебной процедуры и при наличии указанных в самом процессуальном законе точных оснований (обстоятельств), по которым дело не может быть рассмотрено в том суде, к подсудности которого оно отнесено законом, и правил определения другого компетентного суда. Действующее законодательство не предусматривает ни таких оснований, ни порядка передачи дела в другой суд при отсутствии коллегии присяжных заседателей в суде, к территориальной подсудности которого отнесено дело о преступлении.» .

Таким образом, право на рассмотрение уголовного дела судом с участием присяжных заседателей обви-

няемый может реализовать только на территории тех ной подсудности уголовного дела и в которых создан

субъектов РФ, которые соответствуют территориаль- и действует суд присяжных.

Библиографический список

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от

I января 1998 г. №638п97 по делу Тарновского, Игнатова, Шумика и др. : обзор судебной практики Верховного Суда РФ за второе полугодие 1997 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. — 1998. — №4.

3. Шурыгин А.П. За пять лет суд присяжных дошел до девяти регионов // Российская юстиция. — 1998. — №12.

4. Постановление Президиума Верховного Суда РФ №354п98 по делу Болдырева : обзор судебной практики Верховного Суда РФ за II квартал 1998 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. — 1998. — №11.

5. Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 декабря 1997 г. по делу Гришина и Гущина // Бюллетень Верховного Суда РФ. — 1998. — №5.

6. Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 января 1998 г. №11 -097-96 по делу Сафина и др. : обзор судебной практики Верховного Суда РФ за второе полугодие 1997 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. — 1998. — №4.

7. Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 января 1999 г №78-099-34 по делу Лоткова, Павлова и др. : обзор судебной практики Верховного Суда РФ за II квартал 1999 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. — 2000. — №1.

8. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за второе полугодие 1997 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. — 1998. — №4.

9. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за

II квартал 1998 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. -1998. — №11.

10. О порядке введения в действие Закона РФ «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», УПК РСФСР, УК РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях : Постановление Верховного Совета РФ от 16 июля 1993 г. // Ведомости Съезда Народных Депутатов РФ и Верховного Совета РФ. -1993. — № 33. — Ст. 1314.

11. По делу о проверке конституционности положений ст. 41 и ч. 3 ст. 42 УПК РСФСР, п. 1 и 2 Постановления Верховного Совета РФ от 16 июля 1993 г «О порядке введения в действие Закона РФ «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», УПК РСФСР, УК РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях» в связи с запросом Московского городского суда и жалобами ряда граждан : Постановление Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1999 г. №3-п // Собрание законодательства РФ. — 1999. — №6. — Ст. 867.

12. По делу о проверке конституционности статьи 44 УПК РСФСР и статьи 123 ГПК РСФСР в связи с жалобами ряда граждан : Постановление Конституционного Суда РФ от 16 марта 1998 г. №9-П // Собрание законодательства РФ. -1998. — №12. — Ст. 1459.

13. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина П.Н. Чернышева на нарушение его конституционных прав положениями статей 36, 41 и 42 УПК РСФСР и статьи 102 УК РСФСР : Определение Конституционного Суда от 4 марта 1999 г. №85-О / Сайт Конституционного Суда РФ. . — ИRL: http://www.ksrf.ru.

14. По жалобе гражданина В.А. Пелагейченко на нарушение его конституционных прав статьей 420 УПК РСФСР и статьей 102 УК РСФСР : Определение Конституционного Суда РФ от 4 марта 1999 г. №86-О / Сайт Конституционного Суда РФ. . — И^: http://www. ksrf.ru.

16. По запросу Московского областного суда о проверке конституционности статьи 421 УПК РСФСР : Определение Конституционного Суда РФ от 13 апреля 2000 г. №52-О / Сайт Конституционного Суда РФ. . -ИRL: http://www.ksrf.ru.

17. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Лященко М.Е. на нарушение его конституционных прав статьями 7 и 8 ФЗ «О введении в действие УПК РФ» : Определение Конституционного Суда РФ от 19 февраля 2003 г №81-О / Сайт Конституционного Суда РФ. . — ИRL: http://www.ksrf.ru.

Верховный Совет Российской Советской Федеративной Социалистической Республики, руководствуясь пунктом 15 статьи 109 Конституции (Основного Закона) РСФСР, постановляет:

1. Ратифицировать Соглашение между Республикой Беларусь, Российской Федерацией (РСФСР) и Украиной о создании Содружества Независимых Государств, подписанное в г. Минске 8 декабря 1991 года.

2. В целях создания условий, необходимых для реализации статьи 11 названного Соглашения, установить, что на территории РСФСР до принятия соответствующих законодательных актов РСФСР нормы бывшего Союза ССР применяются в части, не противоречащей Конституции РСФСР, законодательству РСФСР и настоящему Соглашению.

3. Президиуму Верховного Совета РСФСР во взаимодействии с Президентом РСФСР и Правительством РСФСР обеспечить представление Верховному Совету РСФСР проектов нормативных актов, вытекающих из положений Соглашения о создании Содружества Независимых Государств.

Верховный Совет РСФСР обращается ко всем государствам — бывшим союзным республикам СССР, независимо от их национальных, религиозных и иных различий, разделяющим идеи Соглашения, с предложением присоединиться к Содружеству Независимых Государств для взаимовыгодного сотрудничества в интересах всех народов.

Председатель
Верховного Совета РСФСР
Р. И. Хасбулатов