Адвокат сколько зарабатывает

«Многие компании, которым требуются юристы, указывают в приоритетах всего три-четыре вуза, а других просят не беспокоить»,— объясняет госпожа Артюшина. В своем исследовании юридического образования в Москве «РейтОР» разделило вузы по группам, оценив известность ректора, квалификацию преподавателей, организацию образовательного процесса и качество учебных изданий вуза.
В первой группе с высшими баллами оказались только юрфак МГУ им. М. В. Ломоносова и МГЮА. Во вторую попали Академия народного хозяйства при правительстве РФ, ГУ-ВШЭ, МГИМО и РУДН.

О заработках адвокатов слагают легенды, на должность нотариуса стремятся пристроить своих детей политики, да и руководят Россией юристы по образованию. Но стоит ли всем идти на юрфаки? Лишь каждый десятый выпускник находит себя в престижной профессии.
В сообществе законников популярна загадка от главы Московской адвокатской палаты Генри Резника: «Идут бедный адвокат, богатый адвокат и гоблин. Видят, на дороге — $100. Кто их поднимет? Богатый адвокат. Остальные — вымышленные персонажи».
Юриспруденция — престижное занятие, потому что доходное. В рамках опроса, проведенного Всероссийским центром изучения общественного мнения среди 1594 респондентов из разных регионов России, 28% назвали эту работу самой модной и желанной для своих детей (на втором месте по популярности — экономист и финансист — 20% опрошенных).
Сами дети, впрочем, мыслят несколько иначе. По данным проекта EXAMEN компании Begin Group (результаты опроса абитуриентов в апреле), наиболее популярная специальность — мировая экономика, она интересует 22% респондентов. Далее — менеджмент (13%) и информатика (11%). Учиться же на юристов собираются 9% опрошенных — как и на технических факультетах.
Вероятно, родители понимают, что быть успешным юристом хорошо, а дети — что стать им непросто. Если серьезно — в юридических вузах нет ажиотажа, который создают работодатели в среде технарей, расхватывая еще третьекурсников.
Перепроизводство в законе
Бум юридического образования начался в России в 90-е. «Юрфак был Золушкой, которая кормила остальные факультеты»,— рассказывает директор Независимого рейтингового агентства в сфере образования «РейтОР» Ирина Артюшина.
В одной только столице диплом юриста можно получить более чем в 130 только аккредитованных вузах (то есть тех, что выдают дипломы гособразца; вузов без аккредитации — еще два десятка). В них в прошлом учебном году на всех курсах и формах обучения числились порядка 130 тыс. студентов.
«Но профессионалов готовят единицы, остальное — хлам,— не стесняется в оценках ректор Московской государственной юридической академии (МГЮА), президент Ассоциации юристов России Олег Кутафин.— Разве можно за два года подготовить физика или химика? А у нас многие вузы выдают »корочки» людям, которые и исковое заявление составить не могут».
«Многие компании, которым требуются юристы, указывают в приоритетах всего три-четыре вуза, а других просят не беспокоить»,— объясняет госпожа Артюшина. В своем исследовании юридического образования в Москве «РейтОР» разделило вузы по группам, оценив известность ректора, квалификацию преподавателей, организацию образовательного процесса и качество учебных изданий вуза.
В первой группе с высшими баллами оказались только юрфак МГУ им. М. В. Ломоносова и МГЮА. Во вторую попали Академия народного хозяйства при правительстве РФ, ГУ-ВШЭ, МГИМО и РУДН. 13 вузов вошли в состав третьей группы: Академический правовой университет, Академия труда и социальных отношений, Всероссийская академия внешней торговли Минэкономразвития РФ, Государственный университет управления, Институт международного права и экономики им. А. С. Грибоедова, Московская академия экономики и права и некоторые другие. Остальные — самая большая группа — были низко оценены экспертами. А несколько вузов-аутсайдеров оказались вообще не известны в профессиональном сообществе: Гуманитарный институт (Москва), Европейский университет права JUSTO, Институт бытового обслуживания населения, Международная высшая школа.
В ходе этого исследования выяснилось, что самое дорогое и самое дешевое юридическое образование в Москве различаются в 11 раз. Максимальную сумму — 221 тыс. руб. в год — требуют в ГУ-ВШЭ. Минимальную — 20 тыс. руб.— в Институте мировых цивилизаций, а также в Институте экономики, финансов и права (в целом оборот рынка юридического образования в Москве — порядка €100 млн в год).
Официальных данных о том, сколько юристов работают не по профилю, нет. По мнению господина Кутафина, в профессии остается лишь 10% выпускников.
Государевы люди
Специальность на юрфаке одна — юриспруденция. Единственное направление, по которому существует специализация во время учебы,— прокуратура. «Внутри МГЮА есть Институт прокуратуры, и его студенты на первом курсе подписывают договор о распределении в прокуратуру,— рассказывает первый проректор юридической академии профессор Виктор Блажеев.— С третьего курса студенты регулярно проходят практику, и на выходе из вуза они могут занимать должности следователя районной прокуратуры и получать зарплату порядка 18-20 тыс. руб.». Невозможно, утверждает господин Блажеев, стать прокурором субъекта федерации, миновав должность районного прокурора.
Для получения должности судьи необходим пятилетний юридический стаж. Есть и возрастной ценз — 27 лет. «При этом начальная ставка мирового судьи — порядка 25 тыс. руб.»,— замечает профессор. Впрочем, даже копеечная должность секретаря суда дает молодым юристам опыт, с которым потом можно успешно перейти в коммерческий сектор. Но утечка кадров приостановилась — судейским повышают зарплату. Председатель райсуда уже получает 92 тыс. руб., а судья Московского горсуда — порядка 100 тыс. руб. Плюс — уверенность в обеспеченной старости.
Евгений М. после окончания юрфака пять лет проработал следователем прокуратуры — ради стажа. Заработал его, достиг нужного возраста и сразу ушел из прокуратуры, выдвинув свою кандидатуру на вакантную должность федерального судьи в одном из подмосковных судов. И стал им в 28 лет. «В Москве и Подмосковье бешеный ритм работы,— сетует Евгений.— В год я выношу решения по 450 гражданским делам (60 из них обжалуются в высших инстанциях). Если вычесть 40 дней отпуска, получается, что в день нужно выносить по два решения. Вот судьи из Поволжья, скажем, загружены в пять раз меньше, а получают столько же». Однако как ни ужасается судья темпом работы, о другой он не думает: «20 лет в суде, и уходишь в отставку. Пенсия — 80% зарплаты».
Другие варианты госкарьеры юристов — должности в администрации президента, Госдуме, Совете федерации, ЦИКе и т. д. «Штучное попадание», как выразился один из экспертов, карьерных рецептов, как и в случае с выпускником юрфака Ленинградского университета Владимиром Путиным, нет. И все же юриспруденция в принципе располагает к работе во власти. Дело не только в понимании законов. «Юрист всегда работает, что называется, »на конфликте»,— размышляет господин Блажеев.— У высокопоставленных чиновников то же самое».
Конфликты и скандалы, между тем, случаются не только в политике, но даже в такой внешне тихой сфере, как нотариат.
Сладкие заверения
Негосударственными и одновременно некоммерческими (в этом их особый правовой статус) являются нотариальные конторы и адвокатские бюро. При этом что успешный нотариус, что адвокат может зарабатывать и по $10 тыс., и по $20 тыс. в месяц.
Нотариусов в каждом городе определенное число — квота устанавливается государством (в списке на сайте Московской городской нотариальной палаты — 694 нотариуса). Нотариус может лишиться должности лишь в трех случаях — если напишет заявление по собственному желанию, будет отстранен судом или умрет. «И в 80 лет работают, и на колясках приезжают, лишь бы не потерять место»,— описывает ситуацию помощник нотариуса из одной конторы в ЦАО, пожелавший остаться неназванным.
Путь к должности труден. Начинается он с получения высшего юридического образования; затем необходима стажировка у действующего нотариуса. При этом у нотариуса может быть лишь один стажер, и для попадания на эту позицию нужно сдать экзамен госкомиссии. После стажировки, продолжающейся от полугода до года,— новый экзамен по гражданскому праву. Сдавший его получает лицензию и может претендовать на должность — нет, не нотариуса, а его помощника. Тоже немало: у нотариуса только один помощник. Он в отсутствие шефа (исключительно по уважительной причине — по болезни, скажем) имеет право подписывать документы (при этом они всегда заверяются печатью с фамилией нотариуса). А если вдруг освобождается место нотариуса (ежегодно в столице появляется полтора-два десятка таких вакансий), то помощник может принять участие в конкурсе на занятие должности. Но как проводятся такие конкурсы — самый скандальный вопрос.
В прессе появлялись сообщения о том, что победителями конкурсов становились Алексей Кузовков (зять руководителя МЧС Сергея Шойгу), Александр Пронин (сын начальника ГУВД Москвы Владимира Пронина), Людмила Радченко (жена заместителя председателя ВС России Владимира Радченко), Ксения Платонова (дочь спикера Мосгордумы Владимира Платонова) и другие почти официальные лица. Несмотря на массовое трудоустройство на редкую работу родственников сильных мира сего выиграть конкурс может и «обычный» помощник. «Стоимость должности нотариуса в Москве — $250 тыс.,— утверждает помощник нотариуса, собеседник »Денег».— Во время последнего общения Владимира Путина с народом я задала президенту вопрос, знает ли он об этом, но его, конечно, не озвучили».
Сама наша собеседница пыталась решить проблему за меньшую сумму — $50 тыс., поверив обещаниям одной дамы, занимающейся подготовкой документов в московском правительстве. Влияние посредницы оказалось, судя по всему, недостаточным: конкурс наша собеседница выиграть не смогла, а из заплаченной суммы удалось вернуть лишь $40 тыс. Для этого на посредницу-должницу пришлось оказывать давление, включая организацию за ней наблюдения.
Суммы взяток не покажутся заоблачными, если рассмотреть экономику средней московской нотариальной конторы. Предположим, у нотариуса нет офиса в собственности, прикидывает источник «Денег», тогда его аренда плюс коммунальные платежи и охранник обойдутся, скажем, в 150-200 тыс. руб. в месяц. Штат технических сотрудников, помогающих оформлять документы, еще максимум десяток человек, зарплата каждого невелика — 15 тыс. руб. В сумме — еще 150 тыс. Примерно так же оплачивается труд единственного помощника нотариуса (иногда у них с шефом договоренность о фиксированной зарплате, иногда помощник работает за 5-15% доходов конторы). Итого — затраты порядка полумиллиона рублей в месяц. Но нормальный доход конторы за этот период, утверждает источник «Денег», 1 млн руб. Половина из которого достается самому нотариусу.
Впрочем, профессионалы гербовых бумаг и печатей зарабатывают по-разному. На коне те, чей офис расположен в центре, где много корпоративных клиентов. В спальных районах, где в фойе конторы толпятся в основном физлица, возни часто больше, чем денег: на какое-нибудь наследственное дело можно убить весь день, а заработок — меньше тысячи рублей. При этом нотариус не может отказать любому посетителю, если тот имеет при себе все необходимые документы и, скажем, не пьян.
В этом смысле адвокатам лучше: они могут не брать копеечных дел. Если, конечно, есть состоятельные клиенты.
Игра в защите
Кирилл Яшенков в 2000 году с отличием закончил прокурорско-следственный факультет Военного университета и по распределению был направлен следователем в Челябинскую военную прокуратуру. Расследовал более 40 уголовных дел. «Зарплаты хватало, чтобы снимать квартиру в лучшем районе Челябинска и копить на машину,— рассказывает он.— Но на каком-то этапе стало смертельно скучно. Уголовные дела расследуются по шаблону». Через полтора года Кирилл уволился и уехал в Москву, хоть там ни работы, ни жилья. Сел учить гражданское право, сдал квалификационные экзамены в Адвокатской палате. В 2003 году Кирилл Яшенков вместе с коллегой Виталием Чабаном учредили бюро «РусЮрКонсалт».
На старте — четыре клиента. Сейчас бюро обслуживает более 200 клиентов. Партнеры наняли десяток юристов в качестве помощников, арендовали престижный офис — около 400 кв. м в Лялином переулке. Яшенков в большей степени занят гражданскими процессами, Чабан ведет и уголовные.
«Эти два пути тесно переплетаются,— объясняет заведующий кафедрой уголовно-правовых дисциплин Московского государственного университета путей сообщения, первый вице-президент Федерального союза адвокатов России Игорь Яртых.— Все адвокаты начинают как универсальные, проработав несколько лет и поняв »свой конек», выбирают специализацию».
Новичок зарабатывает $30-50 в час, а почасовая оплата услуг именитого адвоката составляет $300-500. В некоторых случаях, когда процесс обещает быть долгим, адвокат запрашивает не почасовую оплату, а ежемесячную (от $1 тыс.). Многие берут с подзащитного взнос за «вхождение» в уголовное дело — в среднем $5 тыс. Адвокат Яшенков о своих доходах умалчивает, но замечает, что в принципе для успешного адвоката нормально зарабатывать порядка $20 тыс. в месяц. «Мы не стремимся к дальнейшему укрупнению бюро,— подчеркивает господин Яшенков.— Иначе не удастся лично контролировать процесс, упадет качество работы, а потом и доходы».
«Адвокат, который зациклился на деньгах, как правило, быстро сходит с дистанции»,— замечает легенда уголовной адвокатуры Генрих Падва. У него самого были проблемы иного плана. «Бывают жуткие дела, когда невозможно ничего доказать, осуждают невиновных, оправдывают виновных,— признается он.— Тогда начинаешь сомневаться в своем профессионализме и красноречии. У меня, бывало, опускались руки».
Имя — главный капитал адвоката. «Рецепт хорошей репутации прост: 10 лет учебы — вуз, магистратура, желательно аспирантура, и 10 лет юридического стажа»,— говорит известный адвокат Павел Астахов. Он убежден, что случайностей — «попал на один громкий процесс и стал суперзвездой» — в профессии не бывает. Собственную «телезвездность» адвокат считает не причиной, а следствием успеха. «Мой »Час суда» на РЕН ТВ — не самопиар, а скорее правовое просвещение населения»,— говорит господин Астахов. Впрочем, замечает он, немало примеров, когда имя делается на скандалах, «но это мыльные пузыри, адвокаты-однодневки». Зачастую, развивает эту мысль Яшенков, адвокаты, неизвестные массам, но с безупречной репутацией у клиентов, зарабатывают куда больше, чем их узнаваемые по репортажам «скандальные» коллеги.
Среди сфер, денежных для адвоката, но пока слабо освоенных, господин Астахов называет шоу-бизнес и спорт. «Много проблем, огромные деньги и юридический вакуум,— характеризует он эти области.— Взять, к примеру, допинг-скандалы с нашими олимпийцами или истории с отбором медалей. Мы бессильны против юристов МОК, не имеем опыта». Сам Астахов обеспечивает юридическое сопровождение заявочного комитета «Сочи-2014». В шоу-бизнесе он тоже занят не только как телеведущий — отстаивает право вдовы продюсера Юрия Айзеншписа Елены и сына Михаила на брэнд и сценическое имя «Дима Билан». Самый же массовый сегмент юридических услуг — консультирование, посредничество и работа в юридических службах компаний, для которых юриспруденция не является профильным занятием.
Коммерческая жила
При самом хорошем бэкграунде выпускнику юрфака «светит» должность младшего юриста в аудиторской или консалтинговой компании со стартовой зарплатой $400-1000. Именно на этом этапе, отмечают кадровики, многие расстаются с профессией. Идут, скажем, в страховые агенты или риэлтеры. Девушки, как правило, уходят в кадровое делопроизводство.
От того, как стартует выпускник юрфака, зависит многое. Младший юрист неведомой фирмы, не имеющей юридической специализации, через два года, скорее всего, поднимется на ступеньку, заняв должность юриста (не младшего), будет зарабатывать в среднем $1,5 тыс. ($2 тыс.— предел). И так может «зависнуть» надолго: руководству другого не требуется.
Цена же труда младшего юриста крупной консалтинговой компании после двух лет интенсивной работы наверняка значительно возрастет — до $3 тыс. Бывает и выше: так, недавно одна известная инвестиционно-финансовая корпорация взяла на работу 24-летнего юриста с двухлетним стажем на зарплату $6 тыс.
Следующая ступень — должность старшего юриста с зарплатой $3,5-6 тыс. Самая же заманчивая перспектива в профильной компании — роль партнера и получение процента от прибыли.
Урожай с правового поля
«Выгоднее всего работать в банковской сфере: хорошие юристы-финансисты нарасхват,— утверждает президент Ассоциации юристов России Кутафин.— Работа в области соцобеспечения ценится, конечно, меньше. Но растет, вместе с зарплатой, интерес к госдолжностям, особенно в судах». По его оценкам, будет ощущаться потребность в юристах для следственного аппарата, оперативного состава и органов налоговой полиции — их штат расширяется.
Когда Россия вступит в ВТО, эксперты пророчат рост спроса на корпоративных юристов. «Уже сегодня многие крупные компании имеют в штате юристов-корпоративщиков, а мелкие заключают с ними договоры»,— говорит Игорь Яртых.
Кроме того, сходятся эксперты во мнении, «в плюсе» в ближайшие годы будет специализация на патентном праве, охране прав потребителей, защите рынка от недобросовестной конкуренции и банкротстве.
Повороты могут быть разные. По первому образованию 34-летний Дмитрий Темник из Перми — врач. Отработал пять лет анестезиологом и понял, что денег профессия не принесет. Выучился в Пермском госуниверситете на юриста. Поначалу думал, что «две головы на плечах» помогут заработать на защите прав пациентов.
«Максимальный моральный вред, который я взыскал с водителя, сбившего женщину,— 60 тыс. руб.,— рассказывает господин Темник.— И больше десятой части от выигранного не возьмешь — просто совесть не позволит». Тут Дмитрий и обратил внимание на более денежную нишу: всем медучреждениям по закону нужно лицензировать свою деятельность (18-36 тыс. руб.— подать пакет документов и получить разрешение).
Вместе с партнерами Темник создал компанию, которая не только выступает посредником между медучреждениями и Росздравнадзором (центральным органом, занимающимся лицензированием), но и консультирует, какие в клинике должны быть медтехнологии, квалификация персонала и прочее, чтобы не возникло проблем с получением разрешений. Тут и пригодились с трудом смешиваемые, казалось бы, знания в медицине и юриспруденции.
Пример подтверждает общий вывод экспертов: юрист будет зарабатывать, только если найдет свою нишу. Что же касается богатых адвокатов из загадки Генри Резника, не исключено, что их доходы упадут из-за усиления конкуренции. По данным Федерального союза адвокатов России, всего за два года число адвокатов удвоилось — их сейчас свыше 40 тыс. человек. Клиентов с проблемами в России, наверное, хватит на всех. Но не каждый, кто нуждается в правовой защите, платежеспособен.

Вечерку я бы не потянула физически, потому выбрала группу выходного дня. У нас очень мало лекций. Некоторые преподаватели приходили и прямо говорили: «Я уже много лет читаю этот предмет, мне неинтересно». Мне больше нравились преподаватели-практики, которые рассказывали, как все обстоит на самом деле. В тех людях, которые были со мной в группе, я тоже немного разочаровалась. Я думала, что на второе высшее поступают осознанно, но большинство пришли за корочкой для повышения на работе. При этом это были люди, которые уже ходили по судам и иногда сами пытались учить преподавателей.

Гражданское и налоговое право всегда казались и кажутся мне безумно скучными. Где-то на втором курсе юридического вуза я поняла, что хочу специализироваться на уголовном праве, и начала подыскивать работу. Отправляла резюме в разные адвокатские образования на позицию помощника, даже звонила по объявлению в Следственный комитет. Как это часто бывает, мне либо не отвечали, либо отказывали из-за отсутствия опыта. Забавно, что сейчас я знакома со многими из тех людей, которые когда-то не хотели брать меня на работу.

Все это время я оставалась на госслужбе и страдала от бессмысленности работы ради работы. Желание стать адвокатом при этом никуда не ушло. Я заканчивала учиться и приближалась к экзаменам. До этого в моем дипломе были только пятерки, но один госэкзамен из-за волнения я сдала на четыре и лишилась возможности получить красный диплом. Тогда я рыдала в полном смысле слова, а потом набралась смелости, позвонила в компанию, где сейчас работаю, и спросила, нет ли у них вакансий. Так меня позвали на собеседование и взяли стажером адвоката. Говорят, мы что-то теряем, всегда получая что-то взамен.

Чтобы сдать экзамен на статус адвоката, после получения юридического образования нужно еще два года проработать по специальности. За экзамен нужно заплатить целевой взнос, примерно 6–7 тысяч рублей. Первая часть экзамена — компьютерный тест на знание закона об адвокатской деятельности и профессиональной этики. Это несложно — при условии, что ты уже работаешь и знаешь многие аспекты на практике. Если сдаешь первую часть экзамена, через какое-то время тебя ждет вторая — 500 вопросов по конституционному, гражданскому и уголовному праву. Тянешь билет, в нем четыре вопроса. Экзаменаторы — это адвокаты, представители от органов исполнительной и законодательной власти и судьи, всего 13 человек.

Как и на всех экзаменах в институте, я пошла отвечать первая, и никаких проблем не было. Если говоришь быстро и уверенно, валить тебя никто не будет. Вместе со мной на экзамен пришли 10–15 человек, и половина сдала. Конечно, намного легче тем, кто недавно окончил вуз: материал еще не забыт, как не забыто и предэкзаменационное стрессовое состояние. После успешной сдачи нужно принести присягу адвоката, и можно начинать работать.

Особенности работы

Сейчас мне 30 лет, и я уже четыре года работаю в авторитетном адвокатском бюро. В классических адвокатских образованиях есть практика — молодые адвокаты начинают работу под началом наставника. Мне повезло: у меня прекрасный адвокат-патрон. Он учит меня всему, что знает сам, объясняет многие профессиональные и этические моменты.

Очень многие считают, что адвокат должен защищать убийц, маньяков, насильников. На самом деле нет. Адвокат имеет право выбора — защищать в уголовном процессе по назначению следствия или суда любое лицо или написать заявление о том, что он отказывается вести такие дела. За отказ нужно платить ежемесячные отчисления — эти деньги идут на оплату адвокатов по назначению.

Я занимаюсь преступлениями в сфере экономики. Иногда они напоминают математические задачи или ребусы. Если следователь ищет проколы обвиняемого и пытается убедить суд в виновности человека, то я, изучая дела, ищу, какие ошибки были допущены во время следствия, где допущена неправильная трактовка, где приведены слабые доказательства. Как правило, обвиняемые по экономическим статьям — это образованные и весьма неглупые люди. Иногда они сами помогают мне разбираться в тонкостях дела и выстроить линию защиты.

Следователи, которые расследуют дела в сфере экономики, обычно тоже хорошо образованны. У них есть знания в области бухучета, банковского дела, налогового права. Мои коллеги, которые занимаются гражданскими делами, часто удивляются, как я вообще могу иметь дело со следователями. Известно, что они любят пугать обвиняемых и адвокатов, позволяют себе грубить. Пару раз я с подобным сталкивалась, но во всех конфликтных ситуациях стараюсь вести себя подчеркнуто вежливо. Ты можешь поругаться со следователем, написать на него миллион жалоб и уйти домой с чувством выполненного долга, но твой клиент после этого отправится в СИЗО. С молодым адвокатом, а тем более с девушкой, следователи пытаются вести особую психологическую игру, но у меня уже выработался иммунитет. Часто справиться с давлением следствия помогает патрон.

Судя по новостям, в том числе и на специализированных юридических порталах, адвокатов и следователей часто ловят при попытке решить что-то в обход закона. Лично у меня даже мысли не возникает так действовать. Скорее напрягают ситуации, когда могут обратиться через знакомых или просто по телефону, когда люди ищут не адвоката-профессионала, а «решалу». Таким клиентам не нужно, чтобы ты боролся в рамках закона, а нужно, чтобы ты знал прокурора или следователя, «имел выходы». Я сразу предупреждаю потенциальных клиентов, что ничем подобным не занимаюсь. Есть те, кто начинает оправдываться — мол, вы меня не так поняли, — но продолжает задавать вопросы в том же русле. Есть те, кто выдает: «С нас же самих деньги вымогают!» При этом я прекрасно их понимаю: даже самое гениальное ходатайство адвоката может получить отказ по формальному признаку. К сожалению, сама система следствия и суда и общее мнение людей о правоохранительных органах заставляют клиента искать не хорошего адвоката, а выходы на нужных людей.

В суде я тоже выступаю. Первое время, конечно, волновалась. Но чем чаще это делаешь, тем увереннее себя чувствуешь. Есть адвокаты, которые не строят свою речь на скрупулезном разборе дела, они могут взять именно ораторским мастерством. Мне посчастливилось слышать таких людей, и это высший пилотаж.

Когда работаешь адвокатом, то не только разбираешь хитроумные схемы, изучаешь уголовные дела и выступаешь в суде, но и очень много времени тратишь на то, чтобы куда-то поехать, забрать документы, отстоять очередь в канцелярию, дожидаться заседаний суда. Суд практически никогда не начинается вовремя: хорошо, если начнут через 15 минут, а то иногда задержки составляют два-три часа. Я к ожиданию отношусь нормально, иногда даже в нем есть польза. Например, в очереди в канцелярию могут дать полезный совет, в коридоре суда можно тоже встретить коллег, выпить кофе и поговорить.

Как адвокат-криминалист я посещаю клиентов в СИЗО. Главная проблема со следственными изоляторами — это попасть туда, причем сталкиваются с ней как адвокаты, так и следователи. Чтобы зайти в изолятор, нужно приехать в пять утра и занять очередь. Хотя где-то ее занимают еще с вечера. Все СИЗО расположены в промзонах, так что занять очередь и пойти в кафе неподалеку не получится. Недавно в «Матросской тишине» сделали замечательную вещь — запустили электронную очередь. Теперь, чтобы попасть в изолятор на следующий день утром, в 21:00 нужно отловить заветное место. Делается это так: на сайте появляются квадратики, на один из которых нужно очень быстро нажать. Мест всего 15, а желающих намного больше. Иногда сайт зависает, иногда заветный квадратик уходит кому-то другому, но все равно это намного лучше, чем стоять в очереди на улице. Не знаю, почему такую систему не введут в других СИЗО.

На этом очереди не заканчиваются. В СИЗО есть очереди на вход и на выход. Еще можно приехать и пару часов ждать, когда приведут обвиняемого. Иногда, чтобы 20 минут поговорить с клиентом, приходится тратить целый день. Можно и не встретиться с клиентом, если очередь большая или заняты все кабинеты для свиданий. Как и везде, в СИЗО лучше приходится богатым, чем бедным. Обеспеченных людей часто снабжают многими необходимыми вещами, «греют с воли».

Следствие часто предлагает кому-то одному или даже всем подозреваемым по экономическим статьям сделку и признание. За это обещают домашний арест, подписку о невыезде или залог. Обычно после сделки лица со следствием его выпускают из СИЗО. Если кто-то попал в следственный изолятор, это еще не значит, что дальше его ждет только тюрьма. Человек может быть осужден условно, если возместил ущерб. Условный срок могут дать в первой инстанции, но иногда прокуратура обжалует, и получается реальный срок. Но, подчеркиваю, это относится к делам по экономическим статьям. Многие, кто долго находится в следственных изоляторах, хотят быстрее получить приговор и отправиться в колонию. Условия там могут быть даже проще.

Выигранным делом в суде считается не только чистое оправдание. Это еще и переквалификация на более мягкую статью, освобождение от отбывания наказания, выплата штрафа или условное наказание вместо реального срока. И этого удается добиться довольно часто. Когда я представляла интересы потерпевших, мне также удавалось обжаловать приговоры и добиться больших сроков для обвиняемых.

Зарплата

Адвокат заключает с клиентом договор оказания юридической помощи, где обязательно указывается стоимость услуг. Сумму нужно обсуждать до заключения договора. Если клиенту нужна помощь адвоката только во время одного следственного действия, можно договориться об оплате по часам. Помимо этого, бывает оплата за месяц или за весь процесс. В уголовном праве кодекс профессиональной этики запрещает адвокату получать «гонорар успеха» в случае выигранного дела. Но это допускается в гражданском или арбитражном процессе, тогда вознаграждение зависит от цены иска.

Деньги, которые клиент платит по договору, поступают на счет моего адвокатского образования. Из моих гонораров каждый месяц вычитается примерно 1 600 рублей — это фиксированная сумма, которую адвокат платит за то, чтобы не участвовать в делах по назначению. Бухгалтерия платит за меня ежемесячный налог на доходы физических лиц и, кроме того, рассчитывает отчисления на обязательное медицинское страхование и в пенсионный фонд. Еще из гонорара берутся мои отчисления на текущую деятельность бюро. Это аренда офиса, расходные материалы, зарплата сотрудников — бухгалтеров, секретарей, офис-менеджера. Часто отчисления на текущую деятельность снижают для начинающих адвокатов или коллег, недавно вернувшихся из декретного отпуска.

Оставшиеся после всех этих выплат и отчислений деньги я получаю в качестве зарплаты, выходит примерно 120 тысяч рублей в месяц. Это при условии, что у меня сейчас не максимальная загрузка.

Иногда я бесплатно помогаю знакомым в каких-то делах. Есть такая профессиональная шутка: если звонит старый знакомый, который много лет не выходил на связь, сразу спрашивай, какой кодекс брать с собой.

Траты

Большую часть зарплаты я кладу на счет в банке. Предпочитаю большие обстоятельные траты, именно для них нужен этот счет. Я живу с родителями, поэтому освобождена от многих расходов — оплаты съемной квартиры, ежедневной покупки продуктов. Зато могу позволить себе что-то значительное, например поездку в Австралию.

Не могу сказать, что коплю на что-то конкретное. Иногда меня спрашивают, почему у меня еще нет автомобиля. Если честно, передвигаться на метро мне удобнее. Иногда мне нужно оказаться в пяти разных местах в противоположных концах Москвы за день. На машине такое было бы нереально из-за вечных пробок и проблем с парковкой. Я покупаю единый проездной на 90 дней за 5 тысяч рублей. На такси иногда езжу по утрам в СИЗО, но в хорошую погоду стараюсь больше передвигаться пешком. На транспорт в месяц трачу не больше 2 тысяч рублей.

Примерно 10 тысяч рублей уходит на еду вне дома. Это кафе, рестораны, обеды в течение рабочего дня. Сюда же входят 3,5 тысячи рублей, которые мы сдаем на чай, кофе и печенье в офисе. Продукты домой я покупаю не так часто, в месяц уходит порядка 5–10 тысяч рублей.

Я покупаю годовой абонемент в фитнес-клуб — получается, что каждый месяц на фитнес я трачу 2 тысячи рублей. Еще 8 тысяч уходит на массаж, посещения косметолога и косметику.

На одежду и обувь в месяц могу потратить 20–30 тысяч рублей, а могу не потратить ничего. Опять же, работа накладывает свой отпечаток. Я много передвигаюсь пешком — так уже не побегаешь на шпильках. Как бы я ни любила красивые вещи, моя рабочая униформа — джинсы, поло, свитер, а в дни судебных заседаний — брюки, рубашка и пиджак. Обычно ношу кеды, балетки или ботинки на низком каблуке. Опыт обучения в аспирантуре навсегда отучил меня от понтов. Доктора наук и профессора одеваются очень просто, у них совсем другая система координат. Для меня они на несколько ступенек выше тех, кто много зарабатывает и кичится этим с помощью дорогих вещей.

Я предпочитаю проверенные бренды — Ralph Lauren, Tod’s, Burberry, Max Mara, обувь Gucci. Лучше куплю несколько хороших вещей, чем много дешевых и некачественных. При этом в Москве уже давно ничего не беру, почти все заказываю в онлайн-магазинах. Даже с учетом платной доставки и курса рубля часто выходит выгоднее, чем покупать здесь. Еще покупаю одежду во время путешествий.

На развлечения в месяц трачу около 5 тысяч рублей. Сюда входят билеты в театры, на выставки, покупка книг. Я люблю оперу и балет, но билеты в Большой по 15 тысяч рублей — это слишком дорого. Могу позволить себе такой билет, но считаю это необоснованной переплатой. Не могу сказать, что посещаю все выставки, могу пойти только на что-то значимое. Мне интереснее сходить в любимый Пушкинский музей на импрессионистов или в музеи Кремля. Там не бывает таких очередей, как на разрекламированных выставках. Книги беру недорогие, в формате «покетбук». Их легче носить с собой. Все так же люблю качественные детективы.

Деньги, отложенные на счету, я трачу на поездки — лучшее антистрессовое средство при моей работе. Путешествую я три-четыре раза в год. Из последнего была в США, Юго-Восточной Азии, на Кубе и в Италии. Моя работа, безусловно, изматывает психологически. Можно не отдавать себе в этом отчет, но вокруг изо дня в день все равно будут решетки, охрана, собаки, наручники. Помню свой первый процесс — он был невероятно долгим и сложным. Под конец мне даже снилось, что я сама попала за решетку. От такого отлично спасают поездки в красивые места. На это тратится довольно много денег. Я не могу по-студенчески ездить с рюкзаком и останавливаться в хостелах — все-таки мне нужен комфорт. При этом я не говорю, что готова жить только в пятизвездочных отелях с деликатесами на завтрак. Иногда и простая «трешка», где на ресепшене работает сам хозяин, уютнее люксового отеля.

Квалифицированные адвокаты – настоящие профи в сфере юриспруденции, которые трактуют закон исключительно в пользу подзащитного. Престиж данной профессии был высок ещё в древности, недаром в древних Риме и Греции адвокатуре уделяли огромное внимание не только граждане, но и государство. В нынешней России адвокатские услуги требуются каждому третьему человеку ежегодно, поэтому их востребованность даже не обсуждается. К слову, зарабатывает адвокат довольно-таки неплохие деньги, однако всё зависит от местности, где он осуществляет профессиональную деятельность, и некоторых других факторов. Более подробно о доходах специалистов сферы права и юриспруденции в РФ поговорим сегодня.

Направления специальности и их влияние на доход

Адвокат – это полномочное лицо, прошедшее соответствующее обучение и законно осуществляющее защиту прав граждан в суде или при решении правовых вопросов иного рода. В зависимости от того, на какой сфере прав специализируется юрист, определяется и его будущий оклад. Проще говоря, получает адвокат больше там – где есть кому платить. А где же и сколько платят? Вот здесь и предстоит разобраться.

В юриспруденции России принято выделять много направлений адвокатской деятельности. Основными из них принято считать:

  • Хозяйственное направление, которое предполагает решение адвокатом вопросов относительно земельных дел или любых иных, связанных с имущественными правоотношениями.
  • Уголовную сферу, где правозащитник полностью оправдывает свое наименование и защищает права одной из сторон судебного спора, затрагивающем своей спецификой УК РФ.
  • Гражданские вопросы, решающиеся адвокатами при несущественных спорах между обычными гражданами. Например, они могут касаться невыплат долгов, жилищных или земельных претензий и подобных вещей.
  • Семейные дела, затрагивающие интересы субъектов семейного права.
  • Административное направление юриспруденции, касающееся решения всех спорных вопросов с налоговыми, пенсионными и иными государственными службами.

Среди отмеченных сфер деятельности в адвокатуре наибольшие средства «крутятся» в тех, где решаются дела элиты общества. Реальность такова, что к ним преимущественно относится решение административных и хозяйственных вопросов. В уголовной, гражданской и семейной сфере зарплаты адвокатов в России слегка меньше. В любом случае, сфера деятельности в адвокатуре – не единственный фактор, среди определяющих оклад специалиста. Немалую роль играют и другие аспекты специальности.

Формирование зарплаты адвоката

Прежде чем обратить внимание на конкретные цифры по зарплатам юристов в РФ, важно четко понять – из чего она формируется? Как стало ясно, немаловажную роль в определении оклада адвоката играет то, на решении каких споров или вопросов он специализируется. Помимо этого, формирующие заработную плату специалиста факторы включают в себя:

  • Местность его основной деятельности. Естественно, чем ближе к столице нашей страны будет работать адвокат – тем больше он будет получать.
  • Сложность взятого в работу дела. Многие специалисты из сферы юриспруденции именно за счёт работы на разрешение сложных споров делают себе состояния. Однако к подобному подходу лучше прибегать уже опытному адвокату, так как молодые специалисты на них могут не просто не заработать, а вовсе загубить свою карьеру.
  • Квалификация и опыт специалиста. Эти факторы позволяют не только браться за более сложные дела, но и просить у клиентов заметно больший оклад. В адвокатуре крайне важно сформировать себе имя, которое является залогом будущей карьеры любого правозащитника.
  • Статус клиента. Наибольшие деньги платят бизнесмены и компании, так как нередко от действий адвоката зависят их будущие прибыль или потери. У обычных граждан вопросы, конечно, не столь глобальные, поэтому и платят они меньше.
  • Степень занятости. Данный параметр влияет не только на общий оклад и количество потраченного времени адвоката, но и на стабильность его доходов. Пожалуй, работать долгие годы на нескольких или даже одного человека будет заметно выгодней, нежели постоянно «перебирать» клиентами.

В целом, на каждый из факторов, формирующих зарплату адвоката, специалист может влиять в зависимости от своих предпочтений. Однозначно можно сказать, что обычная смена дислокации ничего не даст, однако в купе с постоянным самосовершенствованием и поиском состоятельных клиентов смена обстановки даст отличный результат именно в пале повышения доходов.

Уровень средней зарплаты в отрасли Юриспруденция

Зарплата правозащитников в Москве и СПБ

Многим известно, что зарплаты в Москве и Санкт-Петербурге – дело, совершенно отличное от доходов людей в регионах. Дабы не вводить читателей статьи в заблуждение, в первую очередь, рассмотрим оклад правозащитников именно в центральных городах России, а после обратим внимание на средние региональные цифры.

Усредненные значения ежемесячной зарплаты адвоката в Москве и СПБ выглядят так:

  • 60-200 000 рублей – у специалистов, работающих по частной лицензии.
  • 60-160 000 рублей – у профи, трудящихся на ведущих позициях в компаниях и государственных структурах, или руководителей юридических отделов крупных организаций.
  • 30-100 000 рублей – у штатных юристов тех же компаний или госструктур.
  • 25-50 000 рублей – у помощников адвоката.
  • 15-40 000 рублей – у практикующих стажёров.

Как говорят сами адвокаты, работа по их специальности в Москве или СПБ требует не только знаний и нужной квалификации, но существенного опыта адвокатской деятельности. Новичкам в сфере будет сложно пробиться в столь конкурентной среде.

Оклад адвокатов в регионах

Рассматривая оклад правозащитников в регионах РФ, важно сделать существенную оговорку – оклад зависит от многих факторов и от представленных значений может иметь +/- 25 %. Средняя зарплата адвоката по России составляет 40-60 000 рублей (обобщая деятельность и организационных, и частных юристов). Стажеры и помощники правозащитников получают меньше – на уровне 10-25 000 рублей.

Если уделить внимание наиболее населенным регионам страны, то можно наблюдать следующие цифры относительно месячных окладов:

  • 25-35 000 рублей – в среднем получают представители адвокатуры Архангельской и Мурманской областей.
  • 40-50 000 рублей – получают адвокаты Волгоградской области и всей центральной России в целом.
  • 25-40 000 рублей – оклад на юге страны: Краснодарский, Ставропольский края.
  • 15-70 000 рублей – зарабатывают юристы на Урале и средней Сибири (Свердловская область, Красноярский край и т.д.).
  • 30-50 000 рублей – платят правозащитникам на Дальнем Востоке и Крайнем Севере.

Отметим, что представленные цифры имеют место в городах с населением от 70-100 000 человек. В меньших поселениях, селах, станицах, деревнях и посёлках городского типа зарплаты находятся на уровне 8-25 000 рублей, не более.

Как видите, уровень зарплат адвокатов в России заметно ниже, нежели в других развитых странах мира. Так, юристы из США, Франции, Германии, Японии и Австралии получают в месяц в пределах 200-300 000 рублей. Зарплата правозащитников заграницей существенно растёт с квалификацией специалиста и может быть в 2-3 раза рассмотренных значений. При этом, уровень требуемых знаний, сложность и длительность освоения что в РФ, что в других странах мира равны.

Инхаус активнее консалтинга, средняя зарплата юриста не спешит расти, а индексация больше не привязана к курсу валют. Об этих и других тенденциях на рынке труда юристов рассказали Право.ru специалисты по юридическому рекрутингу. Они озвучили зарплаты юристов в Москве и в регионах и поделились, какие специалисты наиболее востребованы сегодня.

О снижении зарплат и росте конкуренции среди юристов специалисты в рекрутинговых компаниях говорили ещё в прошлом году. И 2016 год демонстрирует: тенденции, наметившиеся ранее, в целом пока сохраняются. В кризис компании выживают, а не развиваются, и, хотя обрушившийся рынок консалтинга в нынешнем году несколько оживился, условия по-прежнему диктует работодатель. Они далеко не всегда соответствуют пожеланиям соискателей: требования к профессионализму растут, а конкурс на одну вакансию составляет в среднем от 30 до 50 человек.

Зарплаты в рублях, по оценке Дмитрия Прокофьева, управляющего директора рекрутинговой компании Norton Caine, если и меняются, то по-прежнему в сторону уменьшения. Тем не менее, по сравнению с 2015 годом, когда проводились массовые сокращения сотрудников, некоторые перемены к лучшему всё же есть, констатирует Кирилл Бахтигараев, старший консультант департамента «Юридические услуги» хедхантинговой компании Cornerstone: компании стали набирать больше специалистов, число вакансий возросло.

Как выглядит востребованный юрист

Чтобы избежать «размывания» специализации, партнёры юрфирм обычно советуют не пытаться заниматься всем сразу. Однако по мнению рекрутеров, универсальность – основная черта востребованного сегодня юриста. Успешный кандидат – это не только профессионал, но и универсал, желательно имеющий опыт работы как в инхаусе, так и в консалтинге, отмечает Бахтигараев. Для такого специалиста будет предложено больше вакансий, и шансы получить должность окажутся выше (см. «Инхаус или консалтинг – кому проще начать свой бизнес»).

Желательно и обладать опытом работы в нескольких областях – например, совокупностью навыков как в корпоративном, так и в договорном праве, отмечает Эльвира Смагина, консультант рекрутинговой компании Laurence Simons. Среди узкопрофильных специалистов наблюдается высокий спрос на судебных юристов, отмечает она. В целом же пожелания работодателя не меняются: «Ценятся кандидаты с продолжительностью работы на одном месте не менее 2–3 лет, для многих работодателей важно владение иностранными языками, практический опыт решения сложных задач, непосредственного участия в крупных проектах. Многие работодатели смотрят на профессиональную и личностную зрелость кандидатов, а также на мотивирующие факторы при переходе из одной компании в другую».

Число соискателей продолжает расти: в Cornerstone отмечают, что на одно место сегодня приходится от 10 до 20 кандидатов, дошедших до стадии собеседования, рассказал Кирилл Бахтигараев. Если говорить о тех, кто присылает резюме, то цифры окажутся выше. Если речь идёт о вакансии юриста в инхаус с английским языком, то среднее количество претендентов, откликнувшихся на вакансию, составляет 30–50 человек, приводит данные Эльвира Смагина.

Ссылки по теме…

Сколько стоит профессионал

Среднее предложение для юристов сформировать непросто: зарплаты варьируются в зависимости от количества лет опыта после окончания института, региона проживания, сектора, должности.

Стартовые зарплаты московских юристов с английским языком в инхаус начинаются от 40 000 – 50 000 рублей, говорит Эльвира Смагина. После трех лет работы по специальности можно рассчитывать уже на 80000 рублей и выше. Руководители юридических подразделений со стажем работы после института 8–10 лет могут рассчитывать на фиксированную зарплату в 180 000 – 400 000 рублей в зависимости от масштаба компании, сектора экономики, количества подчиненных и уровня принятия решений.

По оценкам Кирилла Бахтигараева, в средних и крупных московских юрфирмах зарплата специалиста среднего звена компенсация составляет 150 000–200 000 руб. В регионах ценник ниже — для Санкт-Петербурга это 100 000–150 000 руб., для других регионов – 60 000–80 000 руб. По подсчётам кадрового агентства Каус, на сегодняшний день средняя зарплата начальника юридического отдела компании колеблется от 84 690 до 114 570 руб., старший юрист получает от 67 500 до 77 600 руб., на должности юриста в месяц можно заработать от 46 800 до 81 000 руб.

В наиболее выигрышном положении оказались инхаусы международных корпораций – по подсчётам Norton Caine, на них приходится максимальный рост зарплат в рублях – для глав департаментов максимальное значение зарплат увеличилось на 200 000 руб., для старших юристов – на 100 000 руб. Связано это с тем, что их зарплаты по-прежнему номинируются в валюте.

Сколько получают юристы в корпорациях в разных отраслях, подсчитали в рамках международного исследования в компании Laurence Simons.

Индексация — исключение, а не правило

Роста зарплат ни столичным, ни региональным юристам ждать не приходится. Кандидаты при переходе могут рассчитывать на увеличение уровня дохода, но речь идёт о 10–15%, а не о 25–30%, как было в докризисное время, отмечает Эльвира Смагина: «Большинство компаний не индексируют зарплаты сотрудникам либо ограничивают выплаты премиальной части, а кто-то отменяет дополнительные льготы – питание и медицинское страхование».

Индексацию, привязанную к курсу доллара или евро, работодатель предложить не может – исключение составляют лишь немногочисленные зарубежные компании, продолжающие выплачивать заработную плату в валюте, подтверждает и Кирилл Бахтигараев. Для остальных индексация, если она вообще есть, – плановая и составляет в лучшем случае 10%, рассказывает он.

Инхаус сохраняет активность

Рынок юристов-инхаусов находится в более привлекательном и стабильном положении, чем консалтинг, сошлись во мнении все опрошенные Право.ru специалисты в области рекрутинга. Тенденция сформировалась не сегодня – за последние пару лет консалтинг существенно просел, и утечка кадров в корпоративную сферу стала одним из основных трендов 2015 года.

Хотя в консалтинге и наметилось некоторое оживление, инхаус по-прежнему более активен: компании по-прежнему стремятся урезать расходы на внешних консультантов и усилить корпоративную команду. Востребованы специалисты по договорному, корпоративному праву, судопроизводству, несколько ниже спрос на специалистов по сделкам – что естественно в текущей экономической ситуации, рассказывает Кирилл Бахтигараев.

Вуз имеет значение

Спрос на молодых специалистов сохраняется даже на фоне кризисных явлений на рынке. Изменилось только одно: конкуренция стала выше, признаёт Эльвира Смагина. Для многих работодателей значение имеет уровень высшего учебного заведения, говорит она: некоторые компании указывают в описании вакансии названия вузов, выпускников которых они готовы пригласить на работу.

Наибольшее внимание вузам уделяют ведущие компании – как лидеры юррынка, так и крупные корпорации, говорит Кирилл Бахтигараев. Пожелания обычно сосредотачиваются вокруг четырёх вузов – МГУ, МГЮА, МГИМО и НИУ ВШЭ. Эти же вузы оказались лидерами в составленном Право.ru рейтинге юридического образования, по результатам которого выяснилось, выпускники каких ВУЗов занимают руководящие должности в крупных юркомпаниях, где повышает свою квалификацию сам топ-менеджмент юрфирм и где обучались руководители российских офисов западных юридических компаний (см. «Рейтинг юридического образования Право.ru»).

Если у американских юристов настолько баснословные заработки, что на них замахиваются даже сенаторы («ЮП» №39 (301) от 30 сентября 2003 года), то у наших отечественных юристов зарплаты поскромнее. Каков же их размер? На этот вопрос мы решили ответить, проанализировав предложения самих работодателей. Так, например, средняя зарплата начальника юридического департамента (управления, отдела — зависит от структуры конкретного предприятия) украинского предприятия «тянет» на $ 2750 (без учета бонусов) в месяц. Максимальная цифра предложения по этой должности, известная «ЮП» на сегодняшний день, достигла $ 5000. Неплохо! Иностранцы на этот счет «поприжимистей» — средняя зарплата на аналогичной должности на предприятии с иностранными инвестициями — $ 2570.

Однако как только разговор заходит о зарплатах нижестоящего персонала, преимущество оказывается на стороне иностранцев. Так, если старший юрист на отечественном предприятии получает в среднем $ 650, то его коллега в компании с иностранными инвестициями — почти в два раза больше — $ 1200. Обычный юрист может твердо рассчитывать на зарплату $ 250, в то время как его коллега, работающий на иностранный капитал, получает $ 850. Помощником юриста тоже выгодно работать на иностранцев — $ 300, в то время как на украинском предприятии заплатят примерно 180. Это лишний раз свидетельствует о том, что иностранцы готовы платить за квалифицированный персонал в целом, а отечественные коммерсанты — за квалифицированного руководителя такого персонала.

В ЮРИДИЧЕСКИХ ФИРМАХ ПЛАТЯТ МЕНЬШЕ

Во всяком случае такое впечатление создается при оценке предложений работодателей. Так, начальнику департамента в юридической фирме (украинской) готовы платить в среднем $ 1250 в месяц. Старшему юристу «грозит» оклад в $ 600. А простому больше $ 450–500 не дадут. Помощнику юриста предложат $ 200.

ТЕНДЕНЦИЯ СНИЖЕНИЯ… КВАЛИФИЦИРОВАННЫМ КАДРАМ НЕ ГРОЗИТ

По сравнению с 2001-2002 годами на рынке юридических услуг наблюдается тенденция снижения заработной платы. Скорее всего, это вызвано кадровым перенасыщением. Большое количество выпускников юридических факультетов, ищущих работу, и начинающих юристов создает «демпинг» цен в категории юристов с невысокой практической квалификацией. В то же время спрос на квалифицированных специалистов (с большим опытом работы), особенно с навыками специализации в отдельных отраслях права, довольно велик. И говорить о снижении заработной платы в этой ценовой категории преждевременно. Скорее можно прогнозировать повышение, так как не только в центре, но и в регионах начинают понимать и ценить квалифицированные кадры и готовы им предлагать выгодные условия оплаты труда (во всяком случае не ниже, чем в центральных регионах).

КОМПЕНСАЦИОННЫЙ ПАКЕТ

Многие работодатели для привлечения и удержания своих работников по примеру западных компаний также используют компенсационные пакеты. Такие пакеты, как правило, состоят из предложений по медицинской страховке и предоставлению услуг мобильной связи, оплачиваемой полностью или в пределах установленного лимита. Естественно, что лучше всех эту методику освоили компании с иностранным капиталом. Если на украинских предприятиях работодатели только в 10 % случаев предлагают начальнику юротдела медицинскую страховку, а в 60 — оплату услуг мобильной связи, то у иностранцев эта цифра равняется 40 и 75 % соответственно. Не сильно отстали от иностранцев и украинские юридические компании — 20 и 70 % соответственно.

При подготовке материала использованы данные, предоставленные кадровым агентством «Экшн-групп», г.Киев.