Административная ответственность декларанта

Авторская статья Председателя Коллегии ЕЭК Т.С. Саркисяна (вступительное слово)

С началом 2018 года в странах Евразийского экономического союза вступит в силу новый Таможенный кодекс ЕАЭС – основополагающий свод правил регулирования внешнеэкономической деятельности для всех стран «пятерки». Это один из главных итогов нашей работы в 2017 году и одновременно наиболее ожидаемое событие следующего года. Мы потратили много времени и сил на его подготовку. Кодекс неоднократно обсуждался на уровне глав правительств, и в конце 2016 года проект был утвержден президентами наших стран. Этот документ был подготовлен совместно с деловым сообществом, и в нем максимально учтена позиция евразийского бизнеса – в ТК ЕАЭС вошли 70% поступивших от предпринимателей предложений и инициатив.

Новый Таможенный кодекс полностью ориентирован на электронные технологии, создается в логике взаимного обмена данными и учитывает перспективу развития нормотворчества на будущее с учетом развития цифровой повестки. Это кодекс возможностей, стимулирующий в том числе внешнеэкономическую активность нашего бизнеса.

В нем заложена новая логика взаимодействия бизнеса с государством и взаимного обмена данными. Фундаментальные элементы, которые нашли отражение в кодексе, позволят избавить участников рынка от излишних таможенных формальностей и издержек на ведение внешнеэкономической деятельности.

Многие процессы будут автоматизированы, в том числе выпуск товаров информационными системами таможенных органов, а общение предпринимателей и таможенников сведется к минимуму. Совершение таможенных операций через Интернет, так называемое «электронное декларирование», позволит сократить коррупционные риски, транзакционные издержки, ускорит работу таможенных служб и простимулирует конкуренцию сервисов этих структур. Время регистрации декларации сократится в два раза, а время выпуска товаров – в шесть раз.

Кроме того, новое таможенное законодательство избавит участников внешнеэкономической деятельности от необходимости представлять в обязательном порядке таможенному органу документы, на основании которых была заполнена электронная декларация. Предъявить их нужно будет только в тех случаях, когда сработают профили риска информационной системы, а не сотрудника таможни.

В новом кодексе заложены стратегические нормы, которые, бесспорно, относятся к «таможне будущего». Основная из них – возможность совершения таможенных операций через механизм «единого окна». Предприниматели будут избавлены от необходимости подачи одних и тех же документов таможенникам, транспортникам, фитосанитарам, ветеринарам и т.д. по очереди, а проверка сможет осуществляться всеми контролирующими органами одновременно. Каждая служба сможет получать всю необходимую информацию из своей системы.

В идеале процесс перемещения товаров – от ввоза на таможенную территорию Союза до выпуска в свободное обращение – должен выглядеть для участников ВЭД как один шаг – загрузка электронной декларации в систему. Чья эта система, какие контролирующие органы, в каком количестве и в какой последовательности проверят за единицу времени эту информацию, – участника ВЭД эти вопросы не должны беспокоить.

Важное новшество кодекса – серьезное улучшение положения участников рынка, работающих в статусе уполномоченных экономических операторов. Этот статус смогут получить не только импортеры и экспортеры, но и все остальные участники цепи поставок товаров – перевозчики, владельцы складов, таможенные представители. Субъекты хозяйствования, претендующие на статус уполномоченного экономического оператора, смогут выбрать подходящий для своего бизнеса пакет упрощений из трех.

Мы создали документ, который будет представлять ЕАЭС на мировой арене в качестве единого субъекта, гарантирующего четкий и прозрачный порядок осуществления внешнеэкономической деятельности. Предприниматели получат доступ на общий 182-миллионный рынок по единым правилам из любой страны Союза. Требования, предъявляемые к субъектам хозяйствования таможенными органами, например, Кыргызстана, будут полностью совпадать с требованиями таможенных органов Беларуси или России.

Кроме того, мы предлагаем бизнесу четкие и стабильные правила – такой свод норм, который позволит каждому предпринимателю заранее провести необходимые экономические расчеты с уверенностью, что правила неожиданно не поменяются, когда груз будет ввезен на таможенную территорию ЕАЭС.

Очевидно, что реализация этого документа придаст серьезный импульс стимулированию интеграционных процессов в рамках Евразийского экономического пространства и будет содействовать улучшению делового климата в наших странах. Поэтапное внедрение прогрессивных норм, заложенных в Таможенном кодексе ЕАЭС, даст мультипликативный эффект во многих сферах экономики Союза. Уверены, что практическое применение ТК ЕАЭС обеспечит качественный рывок нашей интеграции.

  • Новые таможенные правила полностью ориентированы на электронные технологии.
  • В ТК ЕАЭС вошли 70% предложений и инициатив евразийского бизнеса.
  • Предприниматели получат доступ по единым правилам на общий 182-миллионный рынок из любой страны Союза.
  • В новом кодексе заложены стратегические нормы, которые, бесспорно, относятся к «таможне будущего».
  • По данным Всемирного банка, один день задержки осуществления экспортных операций приводит к сокращению объемов торговли на 1%.
  • Новый ТК ЕАЭС сокращает время выпуска товаров в свободное обращение в шесть раз. Время регистрации таможенной декларации снижается в два раза. В свою очередь, сокращение срока осуществления экспортных/импортных операций даже на один день приводит к росту международной торговли на 4%.
  • Прямые и косвенные затраты, возникающие в документальном процессе, составляют 1-15% от стоимости готовых товаров. Расходы на документацию в международной торговле составляют от 3,5% до 7% от стоимости товара.
  • В два раза – до 500 тысяч евро сокращается размер обеспечения исполнения обязанностей юридического лица, осуществляющего деятельность в сфере таможенного дела.
  • 15 международных соглашений и договоров перестают действовать после вступления в силу ТК ЕАЭС – документа прямого действия.


Что изменит Таможенный кодекс ЕАЭС?
Таможенный кодекс Евразийского экономического союза (ТК ЕАЭС) придет на смену действующему с середины 2010 года Таможенному кодексу Таможенного союза. По оценке разработчиков, документ должен привести законодательство в соответствие с правоприменительной практикой и уровнем развития интеграции в Евразийском экономическом союзе и, самое главное, избавить участников рынка от излишних таможенных формальностей и издержек на ведение внешнеэкономической деятельности. Какие же опции станут доступны субъектам хозяйствования после вступления в силу ТК ЕАЭС?

Минимизация «человеческого фактора»
ТК ЕАЭС оцифровывает систему регулирования внешнеэкономической деятельности. Теперь при наличии электронной цифровой подписи большинство операций можно будет совершить через Интернет, взаимодействуя с информационной системой таможенного органа.
Реализация этого новшества позволит выпускать товары информационными системами таможенных органов автоматически, без участия таможенного инспектора.
Все решения, начиная от регистрации таможенной декларации и заканчивая выпуском товаров, сможет принимать информационная система таможенного органа, а не должностное лицо. Кстати, решения о проведении таможенного контроля и то, какие формы таможенного контроля будут применяться, также сможет принимать компьютер, а не человек.

Выпуск товаров до завершения таможенного контроля

ТК ЕАЭС максимально переносит таможенный контроль на этап после выпуска товаров. Предоставив обеспечение уплаты таможенных платежей, участник внешнеэкономической деятельности сможет распоряжаться ввезенным товаром в своих целях до завершения проверки необходимых документов.
Расширен перечень товаров, которые можно очищать постфактум (выпуск товаров до декларирования + возможность постоплаты – предоставляется отсрочка на месяц для всех с уплатой процентов по ставке рефинансирования; отсрочка на 6 месяцев с уплатой и без уплаты процентов на товары, ввозимые в рамках госзаказов и для сельхознужд; беспроцентная отсрочка до 45 дней для уполномоченных экономических операторов; отсрочка по определению точной таможенной стоимости на ряд товаров до 15 месяцев без уплаты процентов, пеней; полугодовая отсрочка с уплатой и без уплаты процентов для товаров первоочередного значения (товары, предназначенные для ликвидации стихийных бедствий) и сельскохозяйственных нужд.

Декларирование без лишних документов
Участников ВЭД избавят от необходимости представлять таможенному органу документы, на основании которых была заполнена электронная декларация. Предъявлять документы нужно будет только в тех случаях, когда сработают профили риска, и это будут только те документы, которые определит информационная система, а не сотрудник таможни.
ТК ЕАЭС распространит систему управления рисков (СУР) на все прогрессивные нормы: отказ от предоставления документов, авторегистрация и автовыпуск, направление на допконтроль и т.д.
Теперь необходимо представлять только декларацию в электронном виде, заполненную в информационной системе таможенных органов.

Однократность подачи информации
Новый кодекс разрешает не представлять контролирующим органам сведения, которые должностные лица могут «достать» из своей системы. На деле это избавит предпринимателей от подачи одних и тех же документов таможенникам, транспортникам, фитосанитарам, ветеринарам и т.д. по очереди, а проверка сможет осуществляться всеми контролирующими органами одновременно.

Возможность внесения изменений в декларацию
До того момента, пока система управления рисков не запросила документы в подтверждение заявленных в декларации сведений, а таможенный инспектор не уведомил о месте и времени таможенного досмотра, участник ВЭД сможет внести изменения в уже поданную декларацию.
Сейчас внести изменения до проверки можно только, если они не повлияют на решение о выпуске товаров или на пересмотр суммы таможенных платежей.

Сокращение сроков выпуска товаров
Время регистрации декларации сократится в два раза – с двух часов до одного. Время выпуска товаров в шесть раз. Сейчас время выпуска может составлять больше суток. ТК ЕАЭС обяжет таможенную службу уложиться в четыре часа, если при проверке таможенной декларации система управления рисками не выявит наличие рисков.

Возможность отсрочек по уплате таможенных платежей
ТК ЕАЭС предоставляет всем участникам ВЭД возможность воспользоваться отсрочкой по уплате таможенных платежей с процентами. В ряде случаев повременить с уплатой, в том числе и без начисления процентов за отсрочку, можно будет и до шести месяцев – в случае форс-мажора, поставок в рамках международных договоренностей или поддержки сельскохозяйственной деятельности.

Статус УЭО – для всех участников рынка
Усовершенствование института уполномоченного экономического оператора (УЭО).
Статус уполномоченного экономического оператора смогут получить все участники цепи поставок товаров – перевозчики, владельцы складов, таможенные представители и участники ВЭД, в то время как сейчас претендовать на упрощения могут только импортеры и экспортеры. Субъекты хозяйствования, претендующие на статус уполномоченного экономического оператора, смогут выбрать подходящий для своего бизнеса пакет упрощений из трех. Кроме того, сам перечень получаемых УЭО преимуществ вырос по сравнению с Таможенным кодексом Таможенного союза более чем в четыре раза – с четырех до семнадцати

«Единое окно» в системе регулирования ВЭД
И напоследок, в ТК ЕАЭС заложена юридическая возможность для внедрения механизма «единого окна» в систему регулирования внешнеэкономической деятельности стран ЕАЭС.
В настоящее время в Союзе уже идет работа над развитием механизма. В странах ЕАЭС реализованы отдельные элементы «единого окна»: электронное таможенное декларирование и е-лицензирование, применяется система управления рисков для определения мер таможенного контроля, действуют межведомственные информационные системы, применяются электронные таможенные платежи, осуществляется таможенный контроль после выпуска посредством аудита информационных систем декларанта. В недалеком будущем участники рынка смогут получать широкий спектр государственных услуг, связанных с осуществлением ВЭД, не выходя из дома через личный кабинет. На основе межведомственного взаимодействия, уже сейчас осуществляемого в странах ЕАЭС, после вступления в силу ТК будет реализован базовый принцип «единого окна» – однократное представление контролирующим органам документов при совершении таможенных операций.

Ответы на наиболее часто встречающиеся вопросы бизнеса
1) Что изменится для таможенных представителей?
ТК ЕАЭС упрощает требования для юридических лиц, претендующих на включение в реестр таможенных представителей.
Так, обеспечение исполнения обязанностей юридического лица, осуществляющего деятельность в сфере таможенного дела, уменьшится в два раза – с 1 млн евро до 500 тыс. евро.
Кроме того, кодекс избавляет юридическое лицо, претендующее на включение в реестр таможенных представителей, от необходимости иметь в штате не менее двух сотрудников, обладающих специальной квалификацией. При этом это условие может быть предусмотрено национальным законодательством.
2) Что изменится в части гарантийных требований к лицам, претендующим на статус уполномоченного экономического оператора (УЭО)?
Участники рынка, претендующие на включение в реестр УЭО с выдачей свидетельств второго и (или) третьего типа, смогут использовать в качестве гарантии исполнения обязанностей УЭО такой показатель, как финансовая устойчивость.
Финансовая устойчивость юридического лица будет рассчитываться по определенной методике с учетом абсолютных и относительных показателей, в числе которых – размер уставного капитала, размер чистых активов, коэффициент общей ликвидности, рентабельность предприятия и ряд других показателей. В общей сложности для включения в реестр УЭО юридическому лицу нужно будет набрать не менее 50 баллов.
Это позволило отказаться от консервативного и затратного гарантийного способа – обеспечения уплаты таможенных пошлин и налогов, который требует долгосрочного изъятия финансовых средств из оборота (в настоящее время размер гарантии может достигать 1 млн евро). Теперь условие о предоставлении обеспечения применяется только для УЭО, которые будут претендовать на получение свидетельства первого типа.
Кроме того, гибкий подход при определении показателей финансовой устойчивости позволит претендовать на получение статуса УЭО среднему и малому бизнесу, ранее не имевшему такой возможности из-за необходимости предоставления значительного обеспечения уплаты таможенных платежей.

3) Какие новые упрощения появятся у УЭО?
Помимо уже имеющихся привилегий, УЭО смогут совершать таможенные операции на собственных складах, получают возможность декларирования товаров после их введения в оборот (выпуск товаров до подачи таможенной декларации), пользоваться беспроцентной отсрочкой по уплате таможенных платежей до 45 дней, а также привилегиями первоочередного порядка совершения таможенных операций (отдельные полосы для движения) и т.д.

При этом свидетельство УЭО, выданное в одной стране, будет признаваться на всей территории Союза.

4) Что будет со «старыми» УЭО?

Юридические лица, которые получили статус УЭО в соответствии с национальными требованиями до вступления в силу ТК ЕАЭС, сохранят такой статус в течение двух лет, продолжая пользоваться на территории своего государства упрощениями, аналогичными предусмотренным сейчас ТК ТС. При этом нужно учесть, что действующие УЭО смогут претендовать сразу на получение свидетельства УЭО третьего типа по новым правилам, тогда как для новых претендентов для этого нужно будет сначала проработать не менее двух лет, имея свидетельство первого или второго типа. Это важно, так как обладатели третьего типа свидетельств могут пользоваться всеми существующими упрощениями для УЭО.

5) Что изменится в части представления таможенному органу информации о товаре до прибытия в пункт пропуска?

Кодекс кардинально меняет подход к представлению предварительной информации таможенным органам. Теперь наряду с обязательной информацией, необходимой таможне для оценки рисков и принятия решений о форме контроля, участник ВЭД под своей электронной цифровой подписью сможет заведомо подать факультативный блок сведений исходя из своих дальнейших целей. Например, если вы хотите открыть процедуру транзита или поместить товар на склад временного хранения, вы можете предоставить таможне еще до прибытия товара на территорию ЕАЭС всю необходимую для этого информацию. На момент открытия процедур дублировать эту информацию не потребуется. Достаточно будет назвать номер ПИ, в которой заявлены необходимые сведения.

Кроме этого, ПИ избавит субъектов хозяйствования от излишнего общения со всеми контролирующими органами в пункте пропуска. Таможня сама позаботится о передаче полученных сведений другим контролирующим органам, задействованным на границе. Таким образом, на момент прибытия груза на границу контроль в большинстве случаев будет уже завершен и приняты решения либо о выпуске, либо о форме дополнительного контроля. Однако в этой части ТК ЕАЭС начнет работать не сразу, а только после принятия ряда решений Комиссии, регулирующих этот вопрос, и по прошествии времени, необходимого для доработки информационных систем, используемых в странах для представления ПИ.

  • Установлен ли Таможенным кодексом ЕАЭС минимальный порог стоимости товаров, при непревышении которого предпринимателям не нужно платить ввозную таможенную пошлину?

В отношении товаров, помещаемых под таможенную процедуру выпуска для внутреннего потребления или временного ввоза (допуска), которые ввозятся в адрес одного получателя от одного отправителя по одному транспортному (перевозочному) документу и общая таможенная стоимость которых не превышает суммы, эквивалентной 200 евро, как и прежде, обязанность по уплате ввозных таможенных пошлин, налогов не возникает.

При этом теперь в такую таможенную стоимость не будут включаться расходы на перевозку (транспортировку) ввозимых на таможенную территорию ЕАЭС товаров до места прибытия, расходы на погрузочно-разгрузочные работы и страхование товаров в связи с проведением таких работ.

  • Какие финансовые условия необходимо будет соблюсти при транзите товаров по территории ЕАЭС?

Одним из главных условий таможенного транзита является предоставление обеспечения (гарантии) уплаты таможенных пошлин. Такое обеспечение может представляться в виде денежных средств, банковской гарантии, поручительства или залога имущества.

При этом обеспечение не потребуется, если в качестве декларанта выступает таможенный перевозчик или уполномоченный экономический оператор. Также гарантировать уплату таможенных пошлин, налогов не нужно, если товары перевозятся железнодорожным, воздушным или трубопроводным транспортом.

Представлять обеспечение не потребуется и в случае, если его размер в отношении ввозимых товаров не превышает 500 евро.

  • По каким вопросам таможенные органы государств-членов ЕАЭС будут принимать предварительные решения?

В соответствии с ТК ЕАЭС таможенные органы принимают предварительные решения о классификации товаров и их происхождении.
Таможенный кодекс ЕАЭС также позволяет выдавать предварительные решения по вопросам применения методов определения таможенной стоимости ввозимых товаров в случае, если это установлено национальным законодательством.

  • Какие практические действия планирует предпринять Комиссия для создания условий по непредставлению разрешительных документов таможенным органам?

ТК ЕАЭС разрешает не представлять таможенному органу документы или сведения, необходимые для совершения таможенных операций, если они могут быть получены из информационных систем в рамках информационного взаимодействия.

Для реализации такого прогрессивного шага Комиссия планирует принять ряд решений, направленных на организацию информационного взаимодействия между таможенными органами одних стран ЕАЭС с уполномоченными на выдачу разрешительных документов органами других.

  • В каких случаях таможенный представитель будет нести солидарную обязанность по уплате таможенных платежей, налогов с клиентом?

Этот вопрос ранее регулировался на национальном уровне, теперь унифицирован нормой ТК ЕАЭС.

При совершении таможенных операций таможенным представителем от имени декларанта таможенный представитель несет с таким декларантом солидарную обязанность по уплате таможенных платежей. При этом в тех случаях, когда таможенный представитель не может и не должен влиять на соблюдение тех или иных условий, неисполнение которых влечет уплату таможенных платежей, таможенный орган будет не вправе взыскивать таможенные платежи с таможенного представителя. Это случаи несоблюдения декларантом условий использования товаров в соответствии с таможенной процедурой, под которую помещены товары, изменений сроков уплаты таможенных пошлин, налогов, а также нарушений целей и условий предоставления льгот по уплате таможенных пошлин, налогов или ограничений по пользованию и распоряжению товарами.

Статус уполномоченного экономического оператора

ТК ТС

ТК ЕАЭС

  • Свидетельство 1-го типа
  • 4 упрощения
  • Статус УЭО могут получить только участники ВЭД (импортеры или экспортеры)
  • Статус УЭО признается только на территории того государства-члена, в котором участник включен в реестр УЭО.
  • Свидетельство 3-х типов
  • 17 упрощений
  • Статус УЭО могут получить все участники цепи поставок товаров (перевозчики, владельцы складов, таможенные представители, участники ВЭД)
  • Статус УЭО признается на всей территории ЕАЭС.

Различия трех типов УЭО

I тип свидетельства УЭО

Условия:

  • предоставление обеспечения исполнения обязанностей уполномоченного экономического оператора на сумму не менее чем 1 миллион евро.
  • предусмотрен механизм постепенного снижения суммы обеспечения. Если свидетельство не приостанавливалось:

Упрощения:

  • совершение таможенных операций, связанных с прибытием, убытием, таможенным декларированием и выпуском товаров, в первоочередном порядке;
  • непредставление обеспечения уплаты таможенных пошлин, налогов при помещении товаров под таможенную процедуру таможенного транзита либо при выпуске товаров до завершения проверки таможенных, иных документов и (или) сведений или до получения результатов таможенной экспертизы;
  • выпуск товаров до подачи декларации на товары;
  • проведение таможенного контроля в случае его назначения в форме таможенного осмотра или таможенного досмотра в первоочередном порядке;
  • признание таможенными органами в качестве средств идентификации пломб, наложенных уполномоченным экономическим оператором на грузовые помещения (отсеки) транспортных средств или их части;
  • другое.

II тип свидетельства УЭО

Условия:

  • финансовая устойчивость;
  • применение УЭО средств идентификации, используемых таможенными органами; непредставление обеспечения исполнения обязанности по уплате таможенных пошлин, налогов, специальных, антидемпинговых, компенсационных пошлин при выпуске товаров, до завершения проверки таможенных, иных документов и (или) сведений или до получения результатов таможенной экспертизы;
  • выпуск товаров до подачи декларации на товары.

Упрощения:

  • временное хранение товаров УЭО на территориях УЭО;
  • доставка товаров в зону таможенного контроля, созданную на территории УЭО, совершение таможенных операций и проведение таможенного контроля, включая завершение таможенной процедуры таможенного транзита и выпуск товаров УЭО, находящихся на территории УЭО;
  • совершение таможенных операций, связанных с таможенным декларированием и выпуском товаров, в таможенном органе, отличном от таможенного органа, в регионе деятельности которого находятся товары, если такие таможенные органы расположены на территории одного государства-члена.

III тип свидетельства УЭО

Условия:

  • стаж работы в статусе УЭО I или II типа не менее 2-х лет.

Упрощения:

  • все упрощения, предусмотренные для 1-го и 2-го типов УЭО.

Упрощения по типам свидетельств УЭО

УПРОЩЕНИЕ

Непредоставление обеспечения исполнения обязанности по уплате таможенных пошлин, налогов, специальных, антидемпинговых, компенсационных пошлин при выпуске товаров, декларантом которых выступает уполномоченный экономический оператор, до завершения проверки таможенных, иных документов и (или) сведений или до получения результатов таможенной экспертизы.

+

+

Совершение таможенных операций, связанных с таможенным декларированием и выпуском товаров, в таможенном органе, отличном от таможенного органа, в регионе деятельности которого находятся товары, если такие таможенные органы расположены на территории одного государства-члена.

+

+

Применение УЭО средств идентификации, используемых таможенными органами.

+

+

Приоритетное участие в проводимых таможенными органами пилотных проектах и экспериментах, направленных на сокращение времени и оптимизацию порядка совершения таможенных операций.

+

+

Осуществление перевозчиком, являющимся УЭО, разгрузки, перегрузки (перевалки) и иных грузовых операций с товарами, находящимися под таможенным контролем и вывозимыми с таможенной территории Союза, за исключением товаров, перевозимых (транспортируемых) в соответствии с таможенной +процедурой таможенного транзита, а также замены транспортных средств международной перевозки, перевозящих такие товары, другими транспортными средствами, в том числе с удалением наложенных пломб и печатей, без разрешения таможенного органа, в регионе деятельности которого осуществляется соответствующая операция, или без его уведомления.

+

+

Временное хранение товаров УЭО на территориях УЭО.

+

+

Доставка товаров в зону таможенного контроля, созданную на территории УЭО, совершение таможенных операций и проведение таможенного контроля, включая завершение таможенной процедуры таможенного транзита и выпуск товаров УЭО, в отношении товаров, находящихся на территории УЭО.

+

+

Проведение таможенного контроля на территориях УЭО.

+

+

Непредоставление обеспечения исполнения обязанности по уплате таможенных пошлин, налогов, специальных, антидемпинговых, компенсационных пошлин при выпуске товаров, декларантом которых выступает уполномоченный экономический оператор, до завершения проверки таможенных, иных документов и (или) сведений или до получения результатов таможенной экспертизы.

+

+

Совершение таможенных операций, связанных с таможенным декларированием и выпуском товаров, в таможенном органе, отличном от таможенного органа, в регионе деятельности которого находятся товары, если такие таможенные органы расположены на территории одного государства-члена.

+

+

Применение УЭО средств идентификации, используемых таможенными органами.

+

+

Условия по типам свидетельств УЭО

УСЛОВИЕ

Предоставление обеспечения исполнения обязанностей уполномоченного экономического оператора на сумму не менее чем 1 миллион евро.

+

Финансовая устойчивость.

+

+

Стаж работы в статусе УЭО I или II типа не менее двух лет.

+

Доклад П. Н. Сафоненкова на заседании Совета по таможенной политике ТПП России.

«В своем выступлении я хотел бы обратить внимание на некоторые проблемные вопросы, возникающие в рамках правоотношений декларантов и таможенных представителей, как с таможенными органами, так и друг с другом – это вопросы ответственности и вины в совершении правонарушений. Но, скажу сразу, на мой взгляд, проблема более широкая, и я постараюсь поделиться с вами своим вИдением этой проблемы и некоторыми возможными предложениями общего характера по ее разрешению.

Что касается ответственности. Несмотря на различные дискуссионные вопросы, на практике выглядит все достаточно просто. Как известно, по одним из наиболее распространенных так называемых контрабандообразующих составов административных правонарушений (недекларированию или недостоверному декларированию) ответственность несет, грубо говоря, тот, кто указан в графе 54 таможенной декларации; по уголовным составам – ответственность несут конкретные физические лица, причастные к совершению преступлений, которые устанавливаются при расследовании. Несколько сложнее обстоит вопрос с гражданско-правовой ответственностью при вступлении в правоотношения декларанта с таможенным представителем. Этого вопроса я еще коснусь. Напомню, что около 50% дел об административных правонарушениях таможенные органы возбуждают в отношении юридических лиц (причем в последние годы мы видим стремительную динамику возбуждаемых таможенными органами дел – с 32 945 дел в 2016 г. до 74 841 дела в 2018 г.), и когда юридических лиц (и декларантов, и таможенных представителей, и других участников таможенных правоотношений) привлекают к административной ответственности, вопрос оценки их виновности не теряет своей актуальности.

В настоящее время подход к оценке виновности декларантов и таможенных представителей в совершении административных правонарушений не выдерживает критики. Разграничение ответственности данных участников таможенных правоотношений в совершении правонарушений, если не ограничивать рассмотрение этого вопроса анализом графы 54 таможенной декларации, далеко не безупречно и, я бы сказал, дефектно на практике. Председатель Правительства России Дмитрий Медведев поручил переработать Кодекс РФ об административных правонарушениях (сейчас уже известна общая предлагаемая концепция нового кодекса), и в рамках этого процесса видится необходимым и своевременным обратить внимание на существующую конструкцию вины юридических лиц в действующем в настоящее время кодексе. Согласно части 2 статьи 2.1 КоАП России юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению». Такая конструкция вины юридического лица, бесспорно, удобна для государственных органов, в том числе таможенных, но далеко не всегда справедлива с точки зрения лиц, привлекаемых к административной ответственности.

Юристам очевидно, что даже при таком понимании вины юридических лиц нужно учитывать их права и обязанности, обычаи делового оборота, критерии осмотрительности (которые, к слову, никем не установлены) и исходя из этого анализировать принимаемые юридическим лицом меры для соблюдения правил и норм, за несоблюдение которых установлена административная ответственность. На практике зачастую должностные лица не всегда это стараются вспоминать и четко этому следовать. Более того, если мы говорим об определении вины декларанта и таможенного представителя в совершении правонарушений, то при такой конструкции вины юридического лица, которая содержится в действующем КоАП, должностное лицо не стремится реально разобраться в вопросе, например, знал таможенный представитель о незаконности перемещения товаров через таможенную границу или не знал (и дело не в том, задаст он этот вопрос в протоколе опроса или не задаст, а в том, насколько объективно это потом будет оценено).

А это важно не только для правильного определения виновного в совершении правонарушения, но и для того, чтобы была возможность решить сопутствующие вопросы, например, определить наличие или отсутствие солидарной обязанности таможенного представителя по уплате таможенных платежей. Сейчас выяснение этих обстоятельств на практике почти согласуется с нормой части 7 статьи 346 федерального закона от 3.08.2018 №289-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», по которой таможенный представитель не несет с декларантом солидарную обязанность по уплате таможенных платежей в случае, если исполнение такой обязанности связано с использованием при подаче декларации на товары поддельных документов, документов, полученных незаконным путем, документов, не имеющих юридической силы и при условии, что имеются доказательства того, что таможенный представитель не знал и не должен был знать о незаконности перемещения товаров через таможенную границу Союза, что должно быть установлено решением суда или таможенного органа. Почему «почти согласуется»? Потому что согласно части 7 статьи 346 закона № 289-ФЗ доказывать отсутствие солидарной обязанности по уплате таможенных платежей, к сожалению, должен не таможенный орган, а таможенный представитель, что мне, например, как человеку, защищающему права, также не нравится, но, необходимо это иметь в виду.

В Налоговом кодексе РФ применен совершенно иной подход – вина организаций в совершении налоговых правонарушений более конкретна: «Вина организации в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины ее должностных лиц либо ее представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение данного налогового правонарушения» (пункт 4 статьи 110 НК России). Даже такая конструкция применительно к административным правонарушениям могла бы иметь положительное влияние на правоприменительную практику с точки зрения обеспечения прав лиц, привлекаемых к административной ответственности.

Мы привыкли анализировать в основном судебную практику, но существует много ситуаций, которые до судов не доходят, так как участникам ВЭД порой невыгодно жаловаться в суд или вышестоящий таможенный орган (проще заплатить штраф и быстрее забрать товар после рассмотрения дела). Этим таможенные органы нередко пользуются, и реальных проблем от этого меньше не становится. Перейду непосредственно к проблемам, с которыми я и мои коллеги сталкиваемся в адвокатской деятельности и которые в целом подтверждаются проведенными исследованиями.

Глава 16 КоАП России «Административные правонарушения в области таможенного дела (нарушение таможенных правил)» содержит множество составов правонарушений, и по большинству из них, особенно если поверхностно к этому относиться, можно априори сказать, что субъект, привлекаемый к ответственности, имел возможность выполнить те или иные обязанности, ничто ему не препятствовало в этом, однако он не все меры принял. Если проанализировать постановления о назначении наказаний по делам об административных правонарушениях, выносимые таможенными органами (впрочем, как и другими государственными органами), можно заметить, что в постановлениях в части, касающейся вопроса вины, буквально так и пишут: лицо, в отношении которого ведется производство по делу, имело возможность выполнить те или иные обязанности, ничто ему не препятствовало в этом, однако не все меры это лицо приняло, соответственно, оно виновно в совершении административного правонарушения. И как правило, должностные лица должным образом не доказывают виновность и не описывают все обстоятельства в постановлениях: не определяют наличие реальной возможности выполнить те или иные обязанности лиц в совершении правонарушений, не анализируют наличие или отсутствие препятствий для выполнения обязанностей, не разбираются, действует ли лицо в рамках обычаев делового оборота или нет, не выясняют, насколько предусмотрительным было лицо, выполняя те или иные обязанности и т.д. И по сути, это является применением так называемого объективного вменения. В свою очередь, это подтверждается еще и тем, что вина юридического лица как таковая исходя из ее определения, содержащегося в КоАП России, не является характеристикой субъективной стороны административного правонарушения в отличие от вины физического лица.
Приведу ряд наглядных примеров, связанных с оценкой на практике вины декларантов и таможенных представителей в совершении правонарушений в не совсем, условно говоря, стандартных ситуациях (примеров может быть гораздо больше, в современных условиях ситуации только усложняются).

Первая ситуация: вина декларанта в совершении правонарушения, связанного с недекларированием или недостоверным декларированием товаров в случае подачи предварительной таможенной декларации. Предварительно задекларировав товар, получатель или отправитель товара в зависимости от условий поставки дает поручение перевозчику забрать этот товар в месте отправления на территории иностранного государства. В процессе перевозки совершается кража части товара. При прибытии в место назначения срабатывает риск, транспортное средство подвергается досмотру, выясняется, что перевозчик совершил административное правонарушение по части 1 статьи 16.9 КоАП России (за недоставку товаров в таможню назначения), и выявляется, что по части оставшегося товара в предварительной таможенной декларации неверно заявлены какие-то сведения. Юридический факт есть. Декларант (он же получатель товара) уже не может ничего исправить в декларации. К нему возникают вопросы, в отношении него возбуждается дело по части 1 или части статьи 16.2 КоАП России. Вопрос: будет ли виновен в таком случае декларант? На практике ответить на этот вопрос не совсем просто. С одной стороны, можно говорить, что декларант не виновен – он не имел возможности ранее таможенного органа в установленном порядке осмотреть товар и своевременно внести изменения в предварительную таможенную декларацию, а с другой стороны, забывая об обычаях делового оборота, таможня близко к тексту цитирует КоАП России и говорит, что декларант не принял все возможные меры для того, чтобы эти сведения в предварительной таможенной декларации проверить, и, применяя конструкцию такого объективного вменения, признает декларанта виновным.

Вторая ситуация: вина декларанта-перевозчика при заявлении им процедуры таможенного транзита. Хотя речь не идет о декларанте-импортере, тем не менее вопрос также касается оценки вины лица в совершении административного правонарушения. Перевозчик подает транзитную декларацию в одном из союзных государств. Таможенный орган этого союзного государства открывает транзит, и перевозчик ввозит товар на территорию России. Тут выясняется, что транзит, условно говоря, ошибочный, товар к транзиту через РФ запрещен, но на территорию РФ товар уже прибыл (привожу реальный пример). Будет ли перевозчик виновен по статье 16.3 КоАП России в данном случае или нет? Подход таможни к оценке вины перевозчика следующий: имел возможность проехать, минуя Россию, поэтому несмотря на то, что в союзном государстве ему открыли транзит (еще могли и определить маршрут, по которому он был обязан следовать) виновен. Суд говорит, что все это оценочно, и делает соответствующие выводы. Но можно оценивать и иначе: раз возникла обязанность доставить товар после открытия таможенного транзита, то не въехать на территорию России и не доставить товар в таможню назначения нельзя. Это само по себе образует состав другого правонарушения (часть 1 статьи 16.9 КоАП России). И тут, соответственно, включается «внутреннее убеждение» судьи или лица, рассматривающего дело, не без учета разных факторов, и не только объективных.

Третья ситуация: привлечение к ответственности по статье 16.2 части 2 КоАП России таможенного представителя при получении от декларанта документов, содержащих недостоверные сведения о фактурной стоимости товара, соответственно, неправильном заявлении таможенной стоимости. Таможня делает вывод, что фактурная стоимость декларантом занижена, учитывая полученную экспортную декларацию в таможенном органе иностранного государства. Вину таможенного представителя в данной ситуации можно определить опять же следующим образом: имел возможность проверить при наличии таких же прав, что имеет и декларант, ничто не препятствовало этому, однако не проверил сведения должным образом и поэтому виновен в совершении правонарушения. Это типичный поверхностный подход таможенных органов. Но можно применить иной подход: экспортная таможенная декларация не обязательна в соответствии с положениями Решения Комиссии Таможенного союза от 20.09.2010 № 376 (с 1 июля 2019 г. данное Решение утратило силу, но сути это не меняет), сомнений в коммерческих и бухгалтерских документах таможенный представитель не имеет, проверить законность (или незаконность) товара импортера не может, не имеет таких полномочий, более того, и экспортную декларацию самостоятельно получить не может, он подает документы, какие у него есть и в рамках действующего законодательства. Для привлечения к административной ответственности по статье 16.7 КоАП России за представление декларантом таможенному представителю недействительных документов при совершении таможенных операций таможня крайне неохотно принимает меры. В итоге снова возникает вопрос оценки вины в рамках той конструкции, которая заложена в действующем КоАП России.

Бывают ситуации еще хуже, при которых к уголовной ответственности привлекают работников декларанта, к административной по статье 16.2 части 2 КоАП России – таможенного представителя, при этом вина каждого субъекта административной и уголовной ответственности оценивается по-разному. У физических лиц декларанта – вина в форме умысла, к таможенному представителю (юридическому лицу), как я сказал выше, применяется, по сути, объективное вменение. Таможенного представителя изначально воспринимают как «крайнего» во всех спорных ситуациях, так как он профессиональный участник таможенных правоотношений, имеет такие же права, как и декларант, несет солидарные обязанности (при этом, подчеркну, таможня никогда не устанавливает обстоятельства, исключающие солидарную обязанность таможенного представителя). И недобросовестные декларанты этим пользуются… Пока таможенный представитель судится, отстаивает свои права, декларанты успевают привести свои компании к ликвидации, и все проблемы сваливаются на таможенного представителя (и таможенные платежи доплачивать, и штрафы платить и т.п.). Таможенные представители пытаются, естественно, подстраховаться от таких случаев, поэтому при заключении гражданско-правовых договоров на оказание услуг таможенного представителя нередко вносят в них пункт о возмещении лицом, которому они оказывают услуги, расходов, связанных с уплатой штрафных санкций, в случае привлечения таможенных представителей к административной ответственности, компенсации уплаченных за них таможенных платежей. Но не всегда это работает. Таможенные платежи, если таможенный представитель уплатил их за декларанта, учитывая, что плательщиком платежей все-таки является декларант, в порядке регресса еще взыскать можно (впрочем, если есть с кого взыскивать и у декларанта есть денежные средства). Что касается возмещения таможенным представителям декларантами в гражданском порядке суммы штрафных санкций, как правило, позиция судов вплоть до Верховного Суда такова: «уплаченный истцом административный штраф является ответственностью за его собственные нарушения, поэтому расходы на него не состоят в причинно-следственной связи с исполнением ответчиком договора на оказание услуг таможенного представителя», хотя, есть и исключения с совершенно иными выводами. Тем не менее большей частью суды фактически подчеркивают, что такие пункты в гражданско-правовых договорах декларантов с таможенными представителями будут иметь значение в том случае, если доказано, что причиной совершения административного правонарушения таможенным представителем явились незаконные виновные действия декларанта. Но каким образом это доказать? Допустим, таможенный представитель признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного одной из частей статьи 16.2 КоАП России («Недекларирование либо недостоверное декларирование товаров»), привлечен к административной ответственности и постановление по делу об административном правонарушении вступило в законную силу. Все вопросы к декларанту сами собой отпадают, любые его деяния уже не опровергнут виновность таможенного представителя в совершении этого правонарушения. Да, декларант может быть привлечен к административной ответственности по статье 16.7 КоАП России. И вступившее в законную силу постановление по такому делу об административном правонарушении в отношении декларанта вполне может быть одним из доказательств того, что причиной недостоверного декларирования и понесенных таможенным представителем расходов является незаконное виновное деяние декларанта. Или, что также имеет значение для таможенного представителя, – привлечение конкретных виновных лиц компании декларанта к уголовной ответственности. Но в таком случае возникает вопрос: правомерно ли тогда вообще привлечение по части 2 статьи 16.2 или части 3 статьи 16.2 КоАП России таможенного представителя? Если нет вины таможенного представителя в совершении правонарушений, предусмотренных частью 2 статьи 16.2 КоАП или частью 3 статьи 16.2 КоАП России, то нет и ответственности, привлечение к ответственности неправомерно, нет никакого штрафа. Соответственно, и возмещать ничего таможенному представителю не придется. А если все происходит в обратном порядке – вначале к ответственности привлекается таможенный представитель и только потом рассматривается вопрос о привлечении к ответственности декларанта по статье 16.7 КоАП России? В таком случае получается, что говорить о законности действий таможенного представителя, привлеченного к административной ответственности, очень непросто, соответственно, шансы взыскать в гражданском порядке расходы таможенного представителя, связанные с оплатой суммы штрафа, наложенного на таможенного представителя, рассматривая их как полученные убытки от действий декларанта, обязанного по договору представить таможенному представителю документы, содержащие достоверные сведения, но не исполнившего этот пункт договора, сводятся к нулю. Бывают, конечно, и прямо противоположные ситуации, когда таможенный представитель не совсем ответственно себя ведет, и к нему декларанты предъявляют претензии, спорят, кто прав, кто виноват, и эти споры также не лишены проблемных аспектов.

В завершение озвучу еще одну из ситуаций, которой поделились со мной коллеги. Речь идет о контейнерной морской перевозке, когда в правоотношениях кроме декларанта и таможенного представителя участвуют экспедиторы, порт и другие лица, у которых свой порядок гражданских правоотношений. И в рамках этого порядка таможенный представитель без участия декларанта на практике, как правило, не может реализовать свои права, например, осмотреть товар. Интересы декларанта, мягко говоря, не всегда совпадают с интересами таможенного представителя. Таможенный представитель может быть и не против всех «пропускать» через осмотры, отбирать пробы и образцы товаров с разрешения таможенного органа, привлекать экспертов для проведения исследований перед декларированием, требовать предоставление ему экспортных деклараций и т.д.

На этом он бы мог только заработать. Но декларанту нужно провести все операции чем быстрее, тем лучше, и с минимальными затратами. Практически любой декларант будет возражать против таких проверок таможенного представителя. А если таможенный представитель станет требовать от декларанта проведения проверочных мероприятий (причем, заметим, по закону – это его право, а не обязанность), то у него просто не будет клиентов. И это относится к любым историям взаимоотношений декларантов и таможенных представителей.

Кроме этих можно привести массу других примеров, свидетельствующих об отсутствии зачастую реальной возможности декларантов или таможенных представителей выполнять нормы и правила, установленные законодательством, Но этому, повторю, на практике не дается должной оценки ни таможенными органами, ни судами (кроме, пожалуй, Верховного Суда) даже не по причине недоработки должностных лиц, а в первую очередь по причине наличия той конструкции вины юридических лиц, которая содержится сейчас в КоАП России и позволяет так относиться к доказыванию виновности юридических лиц. Да, такая конструкция вины юридических лиц, которая содержится в действующем КоАП России, в целом понятна, мы к ней давно привыкли, но она часто вольно применяется на практике. Поэтому по мнению многих ученых-административистов (известному еще до 2001 г., когда разрабатывался КоАП), которое я разделяю, конструкция вины юридических лиц, в настоящее время содержащаяся в КоАП России, требует изменения: должен быть применен комплексный подход с учетом определения, данного в налоговом законодательстве. Тогда и юрисдикционные органы будут вынуждены разбираться должным образом с виной юридических лиц, привлекаемых к ответственности, не толковать вольно понятие вины и просто цитировать КоАП в постановлениях. Это будет справедливо и позволит привлекать к ответственности действительно виновных лиц и не привлекать невиновных, а также правильно разрешать сопутствующие проблемы.

Подведем итоги:

  1. Понятие виновности юридического лица, содержащееся в ч.1 ст. 2.1 КоАП РФ, требует изменения.
  2. Для юридических лиц – участников таможенных правоотношений вопрос оценки вины в совершении правонарушений не теряет актуальности.
  3. Комплексная оценка вины юридических лиц в совершении административных правонарушений с учетом вины их должностных лиц либо представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение правонарушения, а также с учетом обычаев делового оборота и определенных критериев осмотрительности при выполнении возложенных на участников правоотношений правил поведения может способствовать:
  • разрешению ряда проблемных вопросов, связанных как с административной, так и с гражданско-правовой ответственностью участников таможенных правоотношений,
  • более качественному доказыванию должностными лицами уполномоченных органов обстоятельств, подлежащих выяснению при производстве по делам об административных правонарушениях,
  • реальному выяснению причин и условий, способствующих совершению правонарушений,
  • привлечению к ответственности действительно виновных лиц и не привлечению невиновных.

В связи с этим целесообразно:

  1. Внести предложения в соответствующую экспертную комиссию Государственной Думы РФ (или Правительства РФ) о пересмотре конструкции вины юридического лица в положениях КоАП РФ и определении научно обоснованных критериев виновности юридического лица. Привлечь к рассмотрению этого вопроса ученых-административистов, практикующих в области административного права юристов (в рамках работы над проектом нового КоАП РФ).
  2. Внести предложения в ФТС России и ЕЭК о разработке механизма освобождения таможенных представителей от солидарной обязанности по уплате таможенных платежей в предусмотренных законодательством случаях.

Спасибо за внимание!»