Абсолютные и относительные права райхер

Страницы ← предыдущая следующая → 3 4 5 6 7 8 9 права. И в этом случае правоотношение невозникает, а потому субъективное право не является его элементом. Таким образом, и Д. М. Генкин допускает, во-первых, возникновение субъективных прав и обязанностей непосредственно из норм права, без юридического факта и, во-вторых, существование субъективного права вне правоотношения. Итак, общим для всех рассмотренных выше взглядов является попытка вывести субъективное право за рамки правоотношения, рассматривать субъективное право вне правоотношения. В то же время некоторые авторы продолжают отстаивать традиционное учение от участившихся нападок. Так, А. В. Мицкевич указывает, что необходимо всегда учитывать грань между правоспособностью как общей предпосылкой субъективного права и конкретным субъективным правом. Правовой статус советских граждан, по мнению А. В. Мицкевича, определяется их правоспособностью, а не субъективными правами и обязанностями. Основные права граждан, как права по отношению к государству, являются элементами правоспособности. Нам представляется, что нет достаточных оснований отказываться от традиционного учения о соотношении нормы права, правоспособности (правосубъектности), юридического факта, правоотношения, субъективного права и правомочия. Ни одно субъективное право не может возникнуть непосредственно из нормы права, без наступления предусмотренного нормой юридического факта. В качестве примера субъективных прав, возникающих непосредственно из закона, приводят обычно конституционные права советских граждан. Между тем конституционные права при наличии у гражданина соответствующей правоспособности (политической, административной, трудовой и т. д.) возникают первоначально в качестве элементов последней и лишь с наступлением предусмотренных законом юридических фактов переходят в состояние субъективных прав. Так, с достижением трудового совершеннолетия право на труд возникает на стороне гражданина лишь в качестве элемента правосубъектности. Субъективным правом право на труд становится лишь тогда, когда гражданин вступает в конкретное правоотношение в качестве рабочего или служащего или в качестве члена кооперативной организации (колхоза, 71 См. Д. М. Генкин. Право собственности как абсолютное субъективное право. «Советское государство и право», 1958, № 6, стр. 97–98. См. А. В. Мицкевич. Некоторые вопросы учения о субъективных правах. «Правоведение», 1958, № 1, стр. 34–36. промартели). Признанием конституционных прав советских граждан элементами правоспособности не только не умаляется их значение, а как раз напротив, подчеркиваются их всеобщность и гарантированность всякому и каждому. При определенных обстоятельствах субъективное право может возникнуть и тогда, когда соответствующие органы или другие граждане препятствуют носителю правосубъектности реализовать ее в пределах и в порядке, установленных законом. Так, право гражданина на неприкосновенность личности, до тех пор пока никто не нарушает его, существует как элемент политической правоспособности гражданина. Если же право гражданина на неприкосновенность личности будет противоправно нарушено органом государства или другим лицом, то на стороне потерпевшего возникнет субъективное право требовать от органов государства защиты нарушенного права и устранения последствий правонарушения. Для марксистской теории права принципиально неприемлемо утверждение о возможности существования прав без корреспондирующих им обязанностей и обязанностей без прав. В неразрывной связи и взаимообусловленности прав и обязанностей и выражается прежде всего общественный характер отношений, опосредствуемых правам. Но если субъективное право немыслимо без корреспондирующей ему обязанности, возложенной либо на конкретное лицо, либо на неопределенное множество пассивно обязанных субъектов, подчиненных данному правопорядку, то субъективное право немыслимо к вне правоотношения, ибо последним – не углубляясь в содержание этого понятия – мы называем такую форму общественной связи между людьми, в которой правам одних лиц. соответствуют обязанности других. Наконец, нельзя согласиться с тем, что правомочие является стадией реализации субъективного права в правоотношении. Приведем элементарный пример. В силу ст. 58 ГК. собственнику принадлежит в пределах, установленных законом, право владения, пользования и распоряжения вещью. Таким образом, в силу прямого указания закона содержание права собственности, как юридически закрепленной за собственником меры возможного поведения в правоотношении собственности, образуют три правомочия: владение, пользование и распоряжение. Каждое из этих трех правомочий является юридически закрепленной за собственником мерой возможного поведения, а отнюдь не реализацией права собственности. Осуществлением права собственности является не само наличие у собственника правомочий по владению, пользованию и распоряжению, из которых как раз и слагается право 72 собственности, а только их реализация. Не случайно поэтому утверждение Д.А.Керимова, будто правомочие является реализацией субъективного права в действиях лица, вступившего в конкретное правоотношение, встретило возражения даже со стороны тех, кто выносит субъективное право за рамки правоотношения и считает, что субъективное право шире правомочия. Что же касается правового статуса советских граждан, то самая постановка вопроса, чем он определяется (правоспособностью или субъективными правами и обязанностями), кажется нам неверной. Правовой статус советских граждан определяется и правоспособностью, и возникшими на ее основе в результате наступления юридических фактов, предусмотренных правовой нормой, субъективными правами и обязанностями, образующими в своем единстве правоотношения. 73 См. С. Ф. Кечекьян. Правоотношения в социалистическом обществе, стр. 33–34; Л. С. Яви ч. Советское право – регулятор общественных отношений в СССР», стр. 90, прим 2-е Глава V. Субъективный состав правоотношения. 1. Абсолютные и относительные правоотношения Все правоотношения по их субъектному составу подразделяются на абсолютные и относительные. Абсолютным называется правоотношение, в котором управомоченному лицу противостоит неопределенное множество пассивно обязанных субъектов. В качестве типичного примера абсолютного правоотношения приводят обычно правоотношение собственности. Относительным называется правоотношение, в котором управомоченному лицу противостоит конкретно обязанное лица, Обязанности в относительном правоотношении могут состоять не только в воздержании от действий, но и в совершении определенных положительных действий. В качестве типичного примера относительного правоотношения приводят обычно обязательственное правоотношение между кредитором и должником, между потерпевшим и причинителем вреда. Такова наиболее распространенная классификация правоотношений по их субъектному составу. В советской юридической литературе деление правоотношений на абсолютные и относительные получило наиболее глубокое научное обоснование в монографическом очерке В. К. Райхера «Абсолютные и относительные права». 74 См. В.К. Раихер. Абсолютные и относительные права (К проблеме деления хозяйственных прав). Известия экономического факультета Ленинградского политехнического института, вып. I (XXV), Л., 1928. В то же время некоторые авторы выступают против деления правоотношений на абсолютные и относительные. Так, С. И. Аскназий писал, что «…правоотношениями могут считаться лишь конкретные экономические или иные отношения, урегулированные правом». На этом основании автор приходил к выводу, что «…вещные права (собственность) лица открывают перед ним лишь возможности многообразных правоотношений с любым другим участником гражданского оборота» Таким образом С. И. Аскназий склоняется к тому, что до вступления собственника в обязательственные правоотношения с конкретными лицами либо до нарушения права собственности, последнее нельзя рассматривать как элемент правоотношения. Более того, из некоторых суждений автора может быть сделан вывод, что право собственности, как таковое, он вообще не относил к числу субъективных прав, а рассматривал лишь как определенный момент в развитии гражданской правоспособности. С наиболее развернутой критикой классификации абсолютных и относительных правоотношений выступил Д. М. Генкин. Взгляды Д. М. Генкина по этому вопросу претерпели существенную эволюцию, рассмотрение которой само по себе представляет известный научный интерес. В Учебнике гражданского права (1950) Д. М. Генкин еще не отходит от деления гражданских прав на абсолютные и относительные. При этом речь идет у него именно о классификации правоотношений. Так, право собственности автор относит к абсолютным правам в том смысле, что обязанным субъектом в правоотношениях собственности являются не конкретные лица (как это имеет место в обязательственных правоотношениях), а неопределенное число лиц, окружающих собственника. Однако в докладе о классификации гражданских прав (1949) Д. М. Генкин пришел к диаметрально противоположному выводу, заявив, что «…деление прав на права абсолютные и относительные ничем не оправдывается». Основанием для столь категорического вывода для Д.М.Генкина послужило то, что, как он полагает, «определение правоотношения как отношения управомоченного лица со всем населением земного шара выхолащивает всякое содержание права». Ввиду отказа от деления правоотношений на абсолютные и 75 С. И. Аскназий. Основные вопросы теории социалистического гражданского права. Докт. дисс. Л., 1947, стр. 713. См. там же, стр. 715–716, прим. Советское гражданское право. Учебник для вузов, т. I. Госюриздат, М., 1950, стр. 111– 113, 269–270. См. «Советское государство и право», 1949, №11, стр. 75–76. относительные Д. М. Генкин оказался перед необходимостью объяснить, существует ли правоотношение собственности до нарушения права собственности и, если существует, то с кем именно находится собственник в правоотношении? На этот вопрос Д. М. Генкин в разное время давал различные ответы. В 1955 г. автор утверждал, что «…субъективное право собственности, вне случаев его нарушения или использования для установления других правоотношений, базируется на правоотношении собственника с государством». Право собственности, указывал Д. М. Генкин, порождает правоотношение, но только не между собственником и всеми третьими лицами, а правоотношение как самого собственника, так и всех других лиц с государством. Наконец, в 1958 г. Д. М. Генкин уже не воспроизводит прежней формулы о правоотношении собственника и всех других лиц с государством. Автор приходит к выводу, что «…деление субъективных прав на абсолютные и относительные имеет существенное познавательное значение…», и в то же время отвергает деление правоотношений на абсолютные и относительные. Таким образом, автор различает классификацию абсолютных и относительных прав, с одной стороны, абсолютных и относительных правоотношений, с другой, приемля первую и отвергая вторую. Право собственности автор относит к той группе субъективных прав, которые возникают по его мнению, «…при наличии юридического факта, предусмотренного в норме права, непосредственно в силу самой нормы, без возникновения конкретного правоотношения между конкретными лицами». Субъективное право собственности автор рассматривает как абсолютное право в том смысле, что обязанность воздерживаться от нарушения права носит всеобщий характер, однако это право не является элементом правоотношения. Таким образом, в советской юридической литературе имеются как сторонники (большинство), так и противники (меньшинство) деления правоотношений на абсолютные и относительные. Компромиссную позицию в этом вопросе занял Н. Г. Александров, который, признавая в принципе деление правоотношений на абсолютные и относительные, тем не менее считает обязанными лицами в правоотношении собственности лишь тех лиц, «…которые находятся в более или менее 76 См. Д. М. Генкин. Рецензия па книгу В. Кнаппа «Собственность в странах народной демократии». «Советское государство и право», 1955, № 6, стр. 129. См. Д. М. Генкин. Право собственности как абсолютное субъективное право. «Советское государство и право», 1958, № 6, стр. 92–102. непосредственном соприкосновении с собственником». В другом месте своей работы Н. Г. Александров указывает, что нормы, содержащие общие запреты совершать те или иные действия, предусматривают эвентуальные правоотношения. Поскольку нормы об абсолютных правах предусматривают всеобщие запреты посягать на эти права, может быть сделан вывод, что абсолютные правоотношения, в том числе и правоотношения собственности, автор рассматривает как эвентуальные правоотношения. Аргументы противников абсолютных правоотношений научно несостоятельны. Их основной аргумент сводится к тому, что правоотношение всегда может существовать только между конкретно определенными лицами; отсюда делают вывод, что абсолютных правоотношений в действительности нет. С этим как раз и нельзя согласиться. Решающее значение для осуществления абсолютных прав имеют собственные действия управомоченного лица. Обязанные лица в абсолютных правоотношениях должны лишь не препятствовать управомоченному совершать действия по осуществлению абсолютного права. Именно поэтому обязанность в абсолютных правоотношениях и носит всеобщий характер, т. е. возлагается на всех. Абсолютному праву соответствует обязанность всякого и каждого воздерживаться от совершения действий, препятствующих нормальному осуществлению права. При этом речь идет не о всем населении земного шара, как иронически замечает Д. М. Генкин, а только о лицах, подчиненных данной системе правопорядка. С этой точки зрения обязанные лица определены и в абсолютных правоотношениях. Отрицая существование абсолютных правоотношений, Д. М. Генкин опирается на тезис О. С. Иоффе, согласно которому, правоотношение всегда есть отношение между конкретными лицами. Едва ли, однако, эта опора надежна. Все дело в том, что абсолютное правоотношение, в том числе правоотношение собственности, тоже существует, по мнению О. С. Иоффе, между конкретными лицами. В абсолютных правоотношениях конкретизация лежащих в их основе общественных отношений достигается всеобщим методом, т. е. путем возложения обязанности на всех. В своей аргументации Д. М. Ген- 77 См. Н. Г. Александров. Законность и правоотношения в советском—обществе, стр. 115–116. См. там же, стр. 89–90. См. О. С. Иоффе. Правоотношение по советскому гражданскому праву, стр. 20. См. О. С. Иоффе. Спорные вопросы учения о правоотношении, стр. 33. кин не учитывает того, что возлагаемая на всех третьих лиц обязанность пассивного воздержания существует именно по отношению к абсолютному праву, а не к чему-либо другому абсолютному праву, подчеркнем это еще раз, соответствует возложенная на всякого и каждого обязанность пассивного воздержания Исполнение третьими лицами обязанности пассивного воздержания достаточно для того, чтобы обеспечить управомоченному возможность совершения собственных действий, в результате которых и происходит удовлетворение охраняемых законом интересов управомоченного Таким образом, от третьих лиц для удовлетворения интересов носителя абсолютного права ничего другого, кроме соблюдения обязанности пассивного воздержания, во-первых, не нужно требовать, а во-вторых, и нельзя требовать, ибо нельзя требовать от всех третьих лиц совершения в пользу собственника каких-то положительных действий. Столь же неудачна попытка Д М Генкина доказать, что право собственности порождает правоотношение не между собственником и третьими лицами, а между собственником и третьими лицами и государством Прежде всего, невозможно ответить на вопрос, в качестве кого выступает государство в этом правоотношении управомоченного или обязанного Если считать, что по отношению к собственнику государство выступает в качестве обязанного, то выходит, что собственник располагает в отношении государства властными правомочиями, которых, как указывает Д.М.Генкин, он не имеет даже в отношении третьих лиц. Если же считать, что государство выступает по отношению к собственнику в качестве управомоченного, то государство выступает уже не как сторона в правоотношении, а как суверен, установивший нормы права, определяющие содержание права собственности. По отношению ко всем третьим лицам государство, с точка зрения Д.М.Генкина, очевидно, может выступать только в качестве «управомоченного» Однако и здесь государство выступает не как сторона в правоотношении, а как орган власти, издавший нормы права, определяющие поведение всех третьих лиц по отношению к собственнику. Что третьи лица находятся в правоотношении именно с собственником, а не с государством, доказывается также и тем, что в случае нарушения права собственности правонарушитель будет нести гражданскую ответственность – в широком смысле – именно перед собственником, чье право он нарушил 78 См О. С. Иоффе Спорные вопросы учения о правоотношении, стр. 30 Неприемлема и компромиссная теория, выдвинутая Н.Г.Александровым Включение автором в субъектный состав правоотношения собственности лишь тех лиц, которые находятся в более или менее непосредственном соприкосновении с собственником, вызывает существенные возражения. Не говоря уже о том, что предложенный автором критерий теоретически и практически непригоден, в субъектный состав абсолютного правоотношения должны быть включены все лица, подчиненные данному правопорядку, а не только те из них, которые более или менее непосредственно соприкасаются с носителем права. Необходимость включения всех этих лиц в субъектный состав абсолютного правоотношения обусловлена уже тем, что нарушить абсолютное право может всякий и каждый, а не только тот, кто непосредственно соприкасается с его носителем Столь же неудачна и выдвинутая Н.Г.Александровым идея «эвентуального правоотношения». Если правоотношение только эвентуально, т.е. возможно, то это значит, что в данный момент оно еще не существует Поэтому, признав абсолютные правоотношения эвентуальными, мы тем самым признали бы, что они не существуют. Как видим, в этом вопросе позиция Н Г Александрова смыкается с мнением тех, кто прямо отрицает существование абсолютных правоотношений. Следует, таким образом, признать, что деление правоотношений на абсолютные и относительные является в принципе правильным и имеет важное теоретико- познавательное и практическое значение. В то же время необходимо учитывать, что классификация абсолютных и относительных правоотношений, как и всякая научная классификация вообще, условна и подвижна. И дело здесь не столько в том, что до сих пор остается спорным вопрос о критериях классификации правоотношений (хотя нахождение наиболее точного и совершенного критерия классификации само по себе имеет важное значение), а прежде всего в том, что абсолютные и относительные правоотношения нередко обусловливают друг друга и переходят друг в друга Подвижность научной классификации является теоретическим отражением того движения правоотношений, которое происходит в реальной жизни. С вопросом о субъектном составе абсолютных и относительных правоотношений тесно связаны два вопроса о так называемом «внешнем» действии относительных правоотношений и о субъектном составе правоотношений собственности. К рассмотрению этих вопросов, которые служат пробным камнем общей классификации абсолютных и относительных правоотношений, мы сейчас и перейдем. 79 2. О «внешнем» действии относительных правоотношений В абсолютном правоотношении праву противостоит обязанность всякого и каждого воздерживаться от нарушений права, в относительном правоотношении управомоченному противостоит конкретное лицо, которое может быть обязано либо к совершению положительного действия, либо к воздержанию от действия. Не опровергается ли этот критерий разграничения абсолютных и относительных правоотношений тем, что относительное правоотношение оказывает «внешнее» действие и на тех лиц, которые не являются участниками данного правоотношения. В самом деле, если относительное право действует не только против конкретно обязанного лица, но и против других лиц, то чем относительные правоотношения отличаются от абсолютных? Приведем элементарный пример. В силу ст. 170 ГК наниматель имеет право судебной защиты против всякого нарушителя своего владения, в том числе и против собственника. Наймодатель (собственник) и наниматель связаны между собой относительным правоотношением. В то же время принадлежащее нанимателю право владения и пользования нанятым имуществом защищается не только против наймодателя, но и против всех третьих лиц, с которыми наниматель относительным правоотношением не связан. Вопрос о «внешнем» действии относительных правоотношений наиболее глубоко исследовал В. К. Райхер. Автор пишет: «Существующее деление прав (правоотношений,–Ю. Т.) на абсолютные и относительные является правильным и подлежит сохранению. Основанием, критерием этого деления является различие в субъектном составе тех и других правоотношений, а следовательно, и в самой структуре их и, вместе с тем, в характере междулюдской связи, образующей сущность всякого правоотношения. Эта связь устанавливается либо по типу прямых проводов, протянутых между определенными точками пространства, либо по типу «беспроволочной» связи, соединяющей данную точку пространства с абсолютно неопределенным числом всех «прочих» точек. В первом случае (относительные правоотношения) правовая энергия струится лишь по данному проводу, хотя и рассеивается, вместе с тем, в окружающем пространстве (косвенное, отраженное действие по адресу 3-х лиц). Во втором случае (абсолютные правоотношения) право излучает энергию из одной точки волнообразно, непосредственно во все стороны социальной среды». Развивая эту мысль, В.К.Райхер подчеркивает: «Различие между абсолютными и относительными правами–в самом характере связи.., соединяющей в обоих случаях управомоченного со всем обществом. В одном случае – связь со всем обществом 80 Страницы ← предыдущая следующая → 3 4 5 6 7 8 9

К ВОПРОСУ О ФОРМЕ ДОГОВОРА ДАРЕНИЯ Исаев А. Н.

В статье исследуются правовые нормы определяющие форму договора дарения. Проанализированы отдельные виды форм договора дарения и те юридические признаки, которые их обуславливают. Сделан вывод о специфике отношений дарения, требующих дифференцированного подхода при решении вопроса об их оформлении.

Ключевые слова: устная и письменная формы договора дарения, нотариальное удостоверение договора дарения.

THE FORM OF DONATION CONTRACT Isaev A. N.

Key words: verbal and written form of donation contract, notarization of donation contract.

H ad id шла до редакцп 04.02.2013 p.

УДК 347.12(477)

В. В. Надьон,

канд. юрид. наук, доцент Нац’юнальний ушверситет «Юридична академ’!я У крат и ¡меш Ярослава Мудрого», м. Харю в

АНАЛ13 ПОД1ЛУ ЦИВ1ЛЫНИХ ПРАВОВЩНОСИН НА АБСОЛЮТЫ ТА В1ДНОСН1

У статп аналЬуеться подт цивтьних правовщносин на абсолюты та вщносж. Розгля-нуто особливое^ цих правовщносин та Тх сптьж й вщмЫж риси, зроблено висновки щодо Тх характеристики.

Ключов/ слова: правовщносини, абсолютнють, вщноснють, суб’ектний склад, суб’ективж права, суб’ективж обов’язки.

Подт правовщносин на абсолюты та вщносж тради-цмно вважаеться оджею з осно-вних класифкацм у теорм права .

У цивтютиц1 значну увагу придтено питанию подту правовщносин на абсолюты та вщ-HOCHi. Найбтьш глибоке наукове обфунтування з даноТ проблематики знайшло вщображення в

того, що правовщносини завжди можуть ¡снувати ттьки м1ж конкретно визначеними особами, звщси вони роблять висновок, що абсолютних правовщносин у дшсносп немае. Саме з цим \ не можна погодитися. Виршальне значения для здмснення абсолютних \ вщносних прав мають власы дм уповноваженоТ особи. Зобов’язаы особи в абсолютних правовщносинах повины лише не перешкоджати уповноважеый особ1 вчиняти дм по здмсненню абсолютного права. Саме тому обов’язок в абсолютних правовщносинах носить загальний характер, тобто покладаеться на вах. Абсолютному праву вщповщае обов’язок усякого \ кожного утримуватися вщ вчи-нення дм, що перешкоджають нормальному здмсненню права. При цьому мова йде не про все населения земноТ кул1, як ¡ро-ычно зауважуе Д. М. Генюн, а ттьки про оаб, пщлеглих даый систем! правопорядку. 3 ц1еТ точки зору зобов’язаы особи визначеы й в абсолютних правовщносинах. Заперечуючи ¡сну-вання абсолютних правовщносин, Д. М. Генкш спираеться на тезу О. С. 1оффе, згщно з якою правовщносини завжди е вщ-носинами м1ж конкретними особами .

В. А. Лапач зазначае, що догматична конструкц1я абсолютних правовщносин базу-

еться на т1й обставиы, що уповноваженому суб’екту проти-стоТть невизначено велике коло оаб, единий пасивний обов’язок будь-кого з них полягае в утри-маны вщ порушень абсолютного права. Активних обов’язюв вщ-носно уповноваженого суб’екта ыхто не мае, своТх ¡нтереав ноай абсолютного права дося-гае без стороннього посередни-цтва .

В юридичый л1тератур1 ¡снуе думка про те, що подт цивть-них правовщносин на абсолюты та вщносы носить знач-ною м1рою умовний характер, осктьки у багатьох цивтьних правовщносинах поеднуються як абсолюты, так \ вщносы еле-менти. Так, оренды правовщносини носять вщносний характер. М1ж тим право орендаря може бути порушено \ захищаеться вщ порушень з боку не ттьки орендодавця, але й ¡нших ото-чуючих орендаря оаб .

У свою чергу, С. П. Гришаев вказуе на умовысть подту правовщносин на абсолюты та вщносы, яка полягае в тому, що, по-перше, при порушены абсолютного суб’ективного права в правовщносинах з’являеться конкретнаособа,яказобов’язана вщшкодувати шкоду, а, по-друге, не ттьки зобов’язана особа, але всякий \ кожний повинен утримуватися вщ порушення вщносних прав (зокрема, не вчиняти дм,

що перешкоджають виконанню обов’язку, що випливае з вщнос-них правовщносин) .

Визнаючи обфунтованють зазначених зауважень, у той же час можна вважати зроблений авторами висновок поверхне-вим. По-перше, у раз1 порушення абсолютного права (наприклад, при запод1яны шкоди реч1, що належить суб’екту на прав1 власноап) складаються нов1 правовщносини. Причому дан1 правовщносини е вщносними, осктьки Тх сторони (заподю-вач шкоди \ потерптий) строго визначеш. Пщставою виник-нення таких правовщносин е передбачений законом юридич-ний факт — запод1яння шкоди. Отже, поява в даному випадку визначеноТ зобов’язаноТ особи свщчить про виникнення нових вщносних правовщносин, а зовам не про ущербысть ¡сну-ючих абсолютних. По-друге, загальнорегулятивний обов’язок неуправомочених оаб не пере-шкоджати здмсненню прина-лежних суб’екту прав становить безпосереднм змют абсолютних правовщносин, тод1 як метою вщносних правовщносин е задо-волення ¡нтересу уповноваже-ноТ особи д1ями зобов’язаноТ. Так, якщо третя особа створить перешкоди для виконання договору кутвльпродажу за допо-могою крад1жки реч1, що пщля-гае передач! покупцев1, його дм

будуть оцЫюватися виключно як порушення абсолютного суб’ективного права власноап (саме на м1сц1 абсолютних правовщносин м1ж власником \ заподювачем шкоди буде скла-датися нове вщносне делктне зобов’язання). При цьому вщ-носна природа правовщносин м1ж покупцем \ продавцем зали-шиться незмЫною.

Таким чином, абсолютными називаються таю правовщносини, в яких уповно-важенм особ1 протистоТть невизначене коло зобов’язаних суб’ект1в. С. С. Алексеев зазна-чав, що анал1зован1 права ¡ме-нуються абсолютними тому, що, по-перше, Тх активний центр — у суб’ективному прав1, що надае його ноаев1 широю мож-ливосп для поведЫки за своТ’м розсудом, а, по-друге, ва ¡ним суб’екти («всякий \ кожний») зобов’язаы утримуватися вщ порушення даного конкретного суб’ективного права . Наприклад, правовщносини, як\ мають м1сце м1ж власником \ ваматрет1ми особами; м1ж власником виключних прав на твори науки, лп^ератури \ мистецтва та ¡нип результати ¡нтелектуальноТ д1яльнооп та вама трет1ми особами. У цих правовщносинах праву власника, праву автора на результат ¡нтелектуальноТ’ дтль-носп кореспондують обов’язки невизначеного кола оаб не

порушувати дани права. Тому ц1 права абсолюты з боку уповно-важених оаб, а обов’язки, що кореспондуються Тм, е загаль-норегулятивними \ належать кожый правосуб’ектый особ1 .

У теорм цивтьного права склалася думка про те, що в абсолютних правовщноси-нах праву власника кореспон-дуе обов’язок невизначеного кола оаб не порушувати його права (право власност1). Вини-кае питания: з приводу чого з’являеться даний обов’язок невизначеного кола суб’екпв? Вщразу слщуе вщповщь: з приводу будь-яких об’екпв, цивть-них прав. Вщповщно до ст. 177 Цивтьного кодексу УкраТни об’ектами цивтьних прав е реч1, в тому числ1 гроим та ц1ны папери, ¡нше майно, майнов1 права, результати роб1т, послуги, результати ¡нтелектуальноТ, творчоТ д1яльност1, ¡нформац1я, а також ¡нш1 матер1альы й нема-тер1альн1 блага. О. Ю. Сщорова зазначае, що абсолюты пра-вовщносини носять майновий характер, за винятком вщносин з приводу особистоТ та с1мейноТ таемниц1, як\ е немайновими, але можуть бути пов’язаы з май-новими .

Таким чином, можна зро-бити висновок, що сутнють абсолютних правовщносин полягае у встановленш певного

Абсолютнють поширюеться на суб’ективы права та обов’язки в цих вщносинах. Так, абсо-лютний суб’ективний обов’язок покладаеться на кожного, \ його зм1ст полягае в утриманш вщ порушення абсолютного права. Абсолютнють суб’ективного права — в його охороы вщ уах \ кожного та в його здмсненш на п1дстав1 власноТ д1яльност1 упо-вноваженоТ особи.

Отже, в абсолютних пра-вовщносинах визначено лише одну сторону, яка мае право, тобто уповноважену сторону. Зобов’язана сторона — це кожен, чий обов’язок полягае в утриманы вщ порушення суб’ективних прав, тобто неви-значене коло оаб — кожен \ ва .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

У найбтьш простому виклад1 сутнють абсолютного суб’ективного права полягае в правомочное^ на власы дм, що означае можпивють самостийного вчинення суб’ектом фак-тичних та юридично значущих

дм. Цьому абсолютному праву протистоТть обов’язок пасивного типу, який витае з цивтьно-правових заборон \ за своею природою означав юридичну неможпивють здмснення дм, що порушують публ1чы ¡нтереси та абсолютне суб’ективне право уповноваженоТ особи.

ВЮносними називаються цивтьы правовщносини, в яких уповноважеый особ1 протистоТть строго визначена зобов’язана особа. Це може бути як одна, так \ ктька строго визначених оаб. Обов’язки у вщносних пра-вовщносинах можуть полягати не лише в утриманы вщ дм, але \ в здмснены певних пози-тивних дм. Так, м1ж учасниками сптьноТ частковоТ власност1, м1ж кредитором \ боржником, м1ж потерптим \ запод1ювачем шкоди ¡снують вщносн1 правовщносини, осюльки суб’ективний склад даних правовщносин строго визначений. 1х права та обов’язки взаемно кореспон-дуються, тобто кожна сторона правовщносин мае права та обов’язки вщносно один одного. Тому вони й ¡менуються вщнос-ними правовщносинами.

У вщносних правовщно-синах, де ¡нтерес одн1еТ сто-рони задовольняеться через дм зобов’язаноТ сторони, суб’ективне право виступае як право вимагати вщ зобов’язаноТ сторони здмснення тих чи ¡нших

д1й — передач! реч1, поставки продукцИ’, участ1 у вихованы д1тей та ¡н.

Вщноа-п й абсолютн1 вщно-сини мають ютоты вщм1нн1 осо-бливост1. Яскраво та образно ц1 особливост1 охарактеризував В. К. Райхер. Зв’язок м1ж людьми в правовщносинах, писав в\и, встановлюеться або за типом прямих провод1в, простягнутих м1ж певними точками простору, або за типом бездротового зв’язку, що з’еднуе дану точку простору з абсолютно невизна-ченим числом вах ¡нших точок. У першому випадку (вщноа-п правовщносини) правова енер-пя проходить лише даним проводом, хоча \ розаюеться разом з тим у навколишньому простор! (непряме, вщдзеркалюе д1ю за адресою трет1х оаб). У другому випадку (абсолюты правовщносини) право випромшюе енерпю з одшеТ точки хвиле-под1бно, безпосередньо на вс1 боки соц1ального середовища .

Продовжуючи думку

В. К. Райхера, С. С. Алексеев вказував на досить суттеву рису загальних правових зв’язюв. Якщо вщноо-п правовщносини можна позначити формулою «один до одного», абсолюты — «один до кожного». Тут вже право випромшюе енерпю з кожноТ точки безпосередньо на ва боки .

Для вщносних правовщно-син характерна складна, системна структура змюту. Ядро змюту вщносних правовщносин становлять основы права та обов’язки сторЫ.

Важпивють встановлення особи — учасниц1 вщносних правовщносин мае велике значения в раз1 застосування засо-б1в цивтьно-правового захисту Тх прав. За договором пщряду, наприклад, перед замовником вщповщае ттьки пщрядник -особа, яка е безпосередньою учасницею правовщносин. Будь-яких вимог до ¡нших оаб висунуто бути не може. Якщо ж виконання певноТ частини робп-покладено на ¡ншу особу — суб-пщрядника, ця обставина мае зазначатися в договорк

У деяких випадках у пра-вовщносинах може виникнути необхщнють замЫи Тх учасниюв. За згодою кредитора боржник, наприклад, мае право перевести свм борг на ¡ншу особу, яка \ буде надал1 виступати як учасниця правовщносин. Мож-лива також \ замЫа кредитора. У будь-якому випадку замЫа учасника проводиться за спецн альними правилами, передба-ченими законодавством. Однак це не порушуе загального принципу щодо необхщност1 визна-ченост1 суб’екпв вщносних правовщносин, осктьки й п1сля проведено!’ замши склад учас-

ниюв правовщносин залиша-еться чпжо визначеним. У деяких випадках замша учасниюв правовщносин взагал1 не може мати м1сця як, наприклад, у раз1 завдання шкоди. Ттьки особа, яюй було запод1яно шкоду (потерпта), мае право на ТТ’ вщ-шкодування \ це право не може бути передано ¡нипй особк У свою чергу лише особа, яка завдала шкоду, може визна-чатися як зобов’язана сторона .

Треба звернути увагу на одну важпиву особливють вщ-носин права власностк Вони, як вже зазначалося, е абсолют-ними правовщносинами. У раз1 порушення права власност1 виникають уже конкретш правовщносини, обидв1 сторони якого чпжо визначеы — це власник майна та особа, яка порушила належне йому право власност1 — правопорушник. Ц1 правовщ-носини перетворюються вже на вщноа-п.

3 цього можна зробити висновок, що для того, щоб визначити правовщносини з точки зору 1’х абсолютности чи вщносност1, необидно ретельно простежити суб’ектний склад правовщносини й визначити, до якого з вид1в правовщносин належать дан1 правовщносини. Також необхщно мати на уваз1, що в деяких випадках абсолюты! правовщносини можуть

бути трансформован/’ у в/’д-носш, але в/бносн/ правов!дно-сини не можуть бути транс-формован/ в абсолюты, тому що у вщносних правовщносинах завжди визначеы сторони, як уже зазначалося, вони можуть бути замшеними, але все таки вони е (тобто уповноважена та зобов’язана особи).

Таким чином, практичне значения такого розмежування цивтьних правовщносин поля-гае в тому, що право уповноваже-ноТ особи в абсолютних правовщносинах може бути порушене будь-якою особою. Право ж упо-вноваженоТ особи у вщносних правовщносинах можуть бути порушен з боку строго визна-чених оаб, як\ беруть участь у даних правовщносинах. Вщпо-вщно до цього право уповно-важеноТ особи в абсолютних правовщносинах захищаеться вщ порушень з боку будь-якоТ особи, а право уповноваженоТ особи у вщносних правовщносинах захищаеться вщ порушень з боку строго визначених оаб.

Через призму вчиненого правопорушення можна про-стежити вщмшы риси, а також взаемозв’язок абсолютних \ вщносних правовщносин. Так, унаслщок порушення чужого абсолютного цивть-ного права можуть виникати вщносини цивтьно-правовоТ вщповщальност1, зм1стом яких

е вщшкодування (компенса-ц1я) завданоТ уповноважен1й особ1 майновоТ чи немайновоТ (морально’!’) шкоди. Ц1 вщносини, на вщм1ну вщ порушених абсолютних правовщносин, передбачають наявнють ц1лком визначеного запод1ювача шкоди \ суб’екта вщповщальност1, тому вони е вщносними. Тобто виникае ситуац1я, коли поряд з умовно поспйним не персона-л1зованим правовим зв’язком, що може продовжувати юну-вати з приводу певного об’екта м1ж уповноваженим суб’ектом \ вама ¡ншими особами (включно з правопорушником), виникають ¡ндивщуал1зоваш правов1 вщносини м1ж потерптим \ конкрет-ним суб’ектом вщповщальност1, на якого покладаеться обов’язок надати належну потерптому компенсац1ю.

Отже, вщносними пра-вовщносинами е передуам зобов’язальш вщносини (дел1к-тн1 зобов’язання та вщносини догов1рноТ вщповщальност1), а також ¡нип вщносини, де на конкретного, цтком визначеного боржника покладаеться обов’язок активного типу. Основною пщставою виникнення зазначених правовщносин е договори. Суть цих правовщносин уможпивлюе використання таких специф1чних способ1в цив1льно-правового захисту, якими е, наприклад, примусове

виконання обов’язку в натура вщмова вщ зобов’язання, якщо це встановлено договором або законом, стягнення неустойки .

3 проведеного анал1зу можна зробити такий висновок: 1) абсолюты правовой осин и виникають м1ж суб’ектом права з приводу будь-якого об’екта цивтьних прав та необмеже-

ною ктькютю невизначених зобов’язаних суб’екпв; у свою чергу, в/’дносн/ правов!дносини виникають м1ж строго визначе-ними суб’ектами; 2) в абсолют-них та вщносних правовщноси-нах у суб’екпв виникають певн1 права та обов’язки, що охоро-няються законом; 3) абсолюты правовщносини можуть бути трансформоваш у вщносж.

АНАЛИЗ ДЕЛЕНИЯ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВООТНОШЕНИЙ НА АБСОЛЮТНЫЕ И ОТНОСИТЕЛЬНЫЕ Наден В. В.

В статье анализируется деление правоотношений на абсолютные и относительные. Рассмотрены особенности этих правоотношений, их общие и отличительные черты, сделаны выводы относительно их характеристики.

Ключевые слова: правоотношения, абсолютность, относительность, субъективный состав, субъективные права, субъективные обязанности.

ANALYSIS DIVISION CIVIL RELATIONS INTO ABSOLUTE AND RELATIVE

Nadion V. V.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Keywords: relationship, absolute, relative, subjective composition, personal rights, subjective responsibility.

Hadiuuina do pedaKuj’i 04.03.2013 p.

УДК 341.9 А. А. Степанюк,

канд. юрид. наук, доцент Нацюнальний ун’/верситет «Юридична академ’м У крат и ¡меш Ярослава Мудрого», м. Харюв

ПРИНЦИПИ ПРАВО ВОТ ПОЛ1ТИКИ У М1ЖНАРОДНОМУ ПРИВАТНОМУ ПРАВ1

Статтю присвячено дослщженню сутност1, функцюнальност1 та значения принципш правовоТ полп^ики у микнародному приватному прав1, з’ясуванню Тх мюця серед ¡нших еле-ментш цюТ системи.

Ключов1 слова: правова пол^ика, принципи права, принципи правовоТ полп^ики у мм-народному приватному правк

Дослщження правовоТ полн тики у м1жнародному приватному прав1 неминуче звертае увагу на з’ясуваны 17 принципе — основних, вихщних поло-жень, начал, вщправних пункте, кер1вних щей, першооснов \ передумов ц1еТ’ д1яльностк За визначенням О. Ю. Рибакова, при науковм характеристик будь-якоТ’ системи проблему принципу оминути неможпиво, адже без неТ’ тема, що розро-блюеться, не буде глибоко роз-

крита \ дослщжена . Як вщзначаеться в теорм полн тики, безпринципна пол1тика -це взагал1 не пол1тика, а шарахания ¡з крайносп у крайнють ; розумшня \ роз’яснення пол ¡тики неможпиве без знания принцитв, що м формують, адже останы в концентрова-ному вигляд1 виражають саму пол1тику .

Тому будь-яка пол1тика, особливо правова, повинна бути дослщжена з точки зору м